Суббота, 21.10.2017, 20:41



Интервью В.Кипелова перед концертом в Казани


За пару часов до концерта в Казани Валерий Кипелов согласился побеседовать с вашей покорной слугой. Строгие девушки-администраторы меня предупредили, что «минут десять-пятнадцать». То, что я уложилась в восемнадцать – это нечто! =)))

- Валерий Александрович, скажите, ваши программы в разных городах отличаются?
- Нет, ничем не отличаются. Может, просто в Москве мы больше новых песен сыграем. Больше пятидесяти процентов песен с нового альбома. Это обусловлено тем, что в Казани мы были последний раз года четыре назад, поэтому играть весь новый альбом нет смысла. Так что программу мы сделаем уравновешенную. В тех местах, где мы играем чаще, мы играли уже шесть песен с нового альбома. В Москве программа будет построена по-другому, может, будет добавлено что-то еще.

- Как Вы относитесь к практике игры песен, еще не вышедших на альбоме?
- Вы знаете, это не очень хорошая практика, но жизнь нас так заставила. Надо было работать, двигаться дальше, а играть долгое время старые песни не хотелось, поэтому приходилось играть новые песни еще до выхода альбома. Это происходило не только сейчас, это также происходило с песнями с альбома "Реки Времен". То есть процесс затягивался, нужно было что-то менять. Я вообще прихожу к выводу, что нужно сначала играть новые песни, потом записывать их. Поскольку ты на концертах окончательно понимаешь - что надо, как надо...

- Я знаю, что у многих песен с альбома вначале были другие тексты...
- Да, бывало, я помню, такая история была, в песне "Жить Вопреки" сначала был другой текст.

- У Вас какая любимая песня с этого альбома?
- Вы знаете, наверное… - "На Крутом Берегу"... Хотя я отношусь ко всем своим песням одинаково и в каждую песню мы вкладывали все вместе и душу, и стихи писали... и помогали друг другу вообще, аранжировки писали вместе... наше совместное все...

- Как общий ребенок?
- Да, общий ребенок. Да, и поэтому все дети - они родные и близкие. Но некоторые - они, может быть, больше отвечают внутреннему состоянию, вот "На Крутом Берегу" как раз такая песня.

- Самая неоднозначная песня на альбоме, по-моему, "Гламурная Птица"...
- Я бы не сказал.

- Просто Вы про нее столько говорили в разных интервью...
- Просто потому, что кто-то считает, что название неметаллическое, что группа, которая играет жесткую музыку не имеет права называть так песню. Это радикально настроенная молодежь, они еще не слышали песню, не понимают, о чем идет речь... А там почти в каждой строчке заложена какая-то символика. Замечательный, в кавычках, мюзикл они (попсовики) сделали, на фильм, который я в детстве смотрел с удовольствием, "Королевство Кривых Зеркал". Они сделали "Вечера На Хуторе Близ Диканьки", многое... вы понимаете, о ком идет речь. Мне это очень не нравится. То, что они делают... не хватались бы лучше за те фильмы, которые были уже сделаны. И в своем попсовом прочтении... мне это все не нравится. Так что я не опускался до какой-то площадной ругани, скажем так, у Шевчука это звучит жестче, "розовая пасть гламурного пса". Я не сторонник этого, поэтому я отразил ситуацию девушки, попавшей в этот гламурный мир, ее "взлет по бархатным ступеням", как она становится "иконой стиля", ну использована их же лексика. Нет только этих там "Вау!" и прочего. И песня нормальная, те, кто ее услышал на альбоме, отношение к ней изменил.

- На альбоме есть еще одна песня своеобразная... "Безумие".
- Да-а-а... Ну мы давно хотели такую песню сделать. Просто это, пожалуй, единственная песня на альбоме, идея которой исходила не от меня, а от Маргариты Пушкиной. Ей этого очень хотелось. Она берется за таких людей, как Ницще, Савонарола и прочие-прочие. Я с ней согласился - это будет интересно. Поэтому получилась такая песня. Я считаю, что хорошая песня, в ней тоже есть очень неплохой текст, хотя мне он не очень близок. Я сторонник несколько другого подхода...

- Просто Вы в свое время говорили, что и "Антихриста" не поете...
- Нет, "Антихриста" я принципиально не пою и считаю, что в свое время это был неправильный шаг, может, я не так раньше относился к текстам, в чем-то шел на компромисс со своими коллегами…

- Сейчас Вы этого не делаете потому, что это – ваша группа?
- Из-за того, что в группе, все-таки, идеи мои, и музыканты, надеюсь, разделяют их. Я считаю что да, присуща мистика определенная этому стилю, что без нее не обойтись. Но когда человек из этого текста вычленяет только что «имя мне Антихрист и знак мой шесть-шесть-шесть»… Это меня очень сильно коробит.

- В вашей группе очень много молодых музыкантов. Вам интересны их идеи?
- Конечно. Я очень рад тому обстоятельству, что это не сольный мой проект, моя группа. Мы тут все на равных. Единственное что – я более опытный человек по жизни и музыкант. Не более того. Мы все вместе делаем, они молодые, и от них идет такой поток энергии, а я в некотором плане консерватор. Они все-таки больше знают современную музыку, привносят какие-то современные элементы, поэтому мы находим разумный компромисс между моими консервативными взглядами на жизнь, на музыку и их «продвинутыми» взглядами. Поэтому мы находим общие точки соприкосновения. Да, иногда мы спорим, споры бывают достаточно жесткими, но мы никогда не переходим грань и не оскорбляем друг друга, пытаемся относиться с пониманием, ищем консенсус во взаимоотношениях. Я считаю, что это нормально. Когда все тихо и гладко – это тоже плохо. Ну… как в семье любой.

- Вы играете на открытых фестивалях и в закрытых залах. Где Вам больше нравится?
- Я не люблю фестивали, честно могу сказать. Фестивали, как правило, это все мешается в одну кашу. Даже если взять «Нашествие»… хороший фестиваль, один из самых крупных… но там все жанры смешаны. И поскольку в тот день, когда ты выступаешь, перед тобой и после тебя выступают группы. Меня раздражает то, что группа не может нормально настроиться. А у нашей группы это занимает достаточно долгое время. Мы не быстрые на подъем в плане звука. Вон сейчас наш барабанщик уже полтора часа настраивается. Именно из-за этого я не люблю фестивали – мы не успеваем настроиться, звук страдает. Редко когда мы бываем довольны звуком. А на сольном концерте мы приезжаем за три часа, потихоньку настраиваемся. И тут бывают проблемы, но не такие, как на фестивалях. Потом там время выступления ограничено – тридцать минут, двадцать, сорок… Тут ты успеваешь сказать все, что ты хочешь, два часа мы играем.

- Не хотели бы увеличить или уменьшить время концерта?
- Вы знаете, отдельные музыканты у нас хотели бы. Они сравнивают с западными командами… Но я считаю, что лучше недокормить, недодать, чтобы остался осадок, что еще хочется нас слушать. Я думаю, что мы играем столько, сколько надо. Я знаю, что некоторые приходят послушать только наши баллады, чтобы послушать только «Я Свободен». Я это прекрасно понимаю. Они сидели, они уставали от нашей музыки.

- Поэтому «Я Свободен» вы играете в конце? =)))
- Ну не поэтому *улыбается*. Мы ее играли и в начале, и в середине, бывало. Песни у нас перемещаются по сет-листу. Более новые сейчас исполняются в начале концерта, более известные мы исполняем позже. Поэтому хронометраж концерта зависит еще и от того, как принимают. Если ты понимаешь, что контакт найден, мы играем столько, на сколько хватает сил. 

- У некоторых групп сейчас есть практика новые песни играть в начале концерта нон-стопом…
- У нас похожая ситуация, правда, я стараюсь сделать перерыв, чтобы сделать какие-то пояснения, представить песни, тем более что многие еще не слышали наш новый альбом.

- Как вы относитесь к поклонникам, ведь они столь разновозрастны?
- Абсолютно одинаково. Я знаю, что на наши концерты ходят люди и за шестьдесят. А то, что приходят совсем молодые… не всегда это хорошо. Опять все зависит от зала. Я вот на свои концерты в Москве не всегда беру внучек. Хотя они просятся постоянно, особенно старшая. Но это и громко, и утомительно, концерт начинается довольно поздно. Но если это большая площадка, где есть возможность слушать в комфортных условиях, где нормальный звук и они не устанут – пожалуйста.

- Вас не смущает, что Вы имеете сильное влияние на поклонников? «Кипелов – бог» и все такое…

- Ну какой я бог? Я обычный человек. Я против этого. Как говорится – не сотвори себе кумира. Я понимаю, что без людей, которые очень преданны группе – тяжело. Я не люблю слово «фанат», но без фанатов тоже тяжело. Понимаешь, это люди, которые тебя поддерживают, невзирая на твои взлеты и подъемы. Мы долго не могли выпустить альбом – они долго ждали. Но не стоит всех грести под одну гребенку, что все фанаты. Но без них невозможно, так же как на футболе. Они будут кричать, поддерживать. Есть другая категория людей. Я сам хожу на концерты, но я там не ору. Недавно был на IronMaiden…

- Вы ходили на IronMaiden? Ваши впечатления…
- Вы знаете, не очень понравилось. Что-то у них со звуком не случилось. «Олимпийский» в этом плане тяжелый. Хотя я очень люблю Дикинсона, он в отличной форме. Но видно, что они в начале тура, видно, что не так давно собрались. А потом, у меня отношение к этому другое. Смотришь с точки зрения профессиональной. Это плохо.

- Тяжело быть профессионалом на таком концерте?
- Тяжело бывает абстрагироваться. По-другому это все воспринимаешь. Замечать начинаешь промахи, которые раньше не замечал. И поэтому впечатление немного смазывается. Поэтому я даже не досидел до конца, хотя мы сидели неплохо. И интересно, я подумал, когда кто-то приходит на нас и возникают проблемы со звуком, они точно также… и песни нравятся, но чувствуешь дискомфорт, и ничего с этим поделать не сможешь.

- А на кого вы еще хотите сходить?
- Я очень давно хочу на Muse, но не получается. Они приезжают – мы уезжаем. Muse будет в мае, а у нас в это время концерт в Киеве. Может на Уотерса в этот раз получится сходить. Я знаю, что дети мои пойдут, они уже билеты заказали. На самом деле я очень люблю ходить на концерты Евгении Смольяниновой. Для меня это образец для подражания, хотя это совсем другая музыка. Я был удивлен, узнав, что ее сын является нашим поклонником, сама она знает нашу группу. Я не знаю таких людей, по крайней мере сейчас, таких, как Смольянинова. Такое впечатление, что спустился ангел с небес. И не только у меня, у всех музыкантов, которые там присутствовали, у нас у всех текли слезы… Я хожу на ее концерты потому, что я там получаю энергетику совсем другую. И это ни с чем не сравнимо. И мне это близко. Я люблю духовную музыку, русскую народную музыку. Потому что это – настоящее.

- Иногда на своих концертах вы играете русские народные песни…
- Да, вы знаете, буквально вчера в Ижевске мы пели народные песни. Здесь мы решили не петь, так как не хочется, чтобы это входило в привычку. Знаете, как ходить в Эрмитаж. Там посмотрел несколько картин и все. Уходишь с впечатлениями. Я знаю это, когда-то я имел неосторожность, в молодости, постараться обойти все залы сразу… потом я сидел, у меня все мелькало перед глазами, можно было сойти с ума. Так и народные песни – они должны быть как изюминка. Чтобы это не приедалось.

- А записать что-нибудь такое экзотическое?
- Экзотическое? Я как-то не сторонник этого, я консервативный человек. Пытаться привносить какие-то новые элементы в музыку… мне вполне комфортно, я живу этой музыкой. Да, мы в этот раз записывались с музыкантами оркестра «Глобалис», мне этого вполне хватает.

- Это и есть ваши эксперименты?
- Да, конечно. А что-то радикальное… это скорее к ребятам-музыкантам. Если они меня убедят… а они постоянно пытаются это сделать *улыбается*. Они меня постоянно проверяют, насколько я готов или не готов. Поэтому я в какой-то момент созрею и будут эксперименты…

- Напоследок, чтобы вы хотели пожелать казанским слушателям?
- Мне бы хотелось пожелать, как и всем нам, верить в себя, не терять надежды, радоваться жизни. Они такого, общечеловеческого характера. Радоваться каждому дню, радоваться своим близким, радоваться возможности любить и быть любимым. Я думаю – это самые замечательные вещи в жизни. А еще – находить понимание. Когда тебя понимают – вот тогда и приходит ощущение счастья.

- Большое спасибо за интервью и ждем концерта!

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017