Пятница, 24.11.2017, 10:33



Интервью для журнала ДРАЙВ (№49, Санкт-Петербург)


Нам, корреспондентам ДРАЙВА, посчастливилось попасть на самую первую репетицию группы КИПЕЛОВ в новом сезоне: все музыканты вернулись из отпуска свежими, отдохнувшими от концертов, пресс-конференций, фотосессий и автографов. Поэтому беседа получилась очень живая и непосредственная, хотя темы порой затрагивались весьма неожиданные. На мой взгляд, в абсолютной открытости музыкантов и состоит вся прелесть этого интервью.

Лето: фестивали, дуэт с Тарьей Турунен и долгожданный отпуск

Драйв: Расскажите о главных «музыкальных» впечатлениях лета – фестивалях РОК НАД ВОЛГОЙ, НАШЕСТВИЕ, НАШИ В ГОРОДЕ.

Валерий: В этом году на фестивале РОК НАД ВОЛГОЙ мы выступали уже второй раз. Нужно было показать что-то интересное, и мы сделали дуэт с Тарьей Турунен. Это была инициатива нашего директора и организаторов фестиваля – я не очень люблю дуэты, предпочитаю традиционный способ работы.

Драйв: В своих интервью Тарья говорила, что не любит петь по-русски…

Валерий: Действительно, ей в этом плане было неудобно: тональность, язык. Конечно, переводить песню на английский мы не стали. Но, раз уж она приняла предложение, то понятно, что согласилась на эти условия.

Драйв: Вам понравилось работать с Тарьей Турунен?

Валерий: Мне вообще нравится работать с беспроблемными во всех отношениях музыкантами. А Тарья – это еще и звезда, которую знают во всем мире…

Александр: Мы тоже звезды, которых знают во всем мире (все смеются)

Валерий: Мы старые друзья с барабанщиком команды Тарьи Турунен Майком Террана. Он и пригласил нас на концерт, где мы познакомились. Тарья с удовольствием откликнулась на предложение сотрудничества. Чтобы порепетировать перед фестивалем, она приехала к нам на базу.

Драйв: Как ей ваш андеграунд? (прим. – база группы КИПЕЛОВ до настоящего времени находилась на старом заводе, и это могло показаться непривычным европейской звезде)

Валерий: Мы попросили членов нашего фан-клуба помыть стекла – у нас здесь идеальный порядок. С Тарьей пообщались отлично! Я хотел, чтобы она поняла суть песни, а не просто исполняла набор слов. Конечно, произношение некоторых слов вызывало у неё трудности: например, «чужих». Мы замечательно порепетировали, попили чаю, пофотографировались; а потом разъехались и встретились уже на фестивале. Когда Тарья вышла на сцену, в ней, как и в любом музыканте, что-то «включилось» – она даже забыла про свою «портяночку» с транскрипцией текста песни. Все прошло отлично. Единственное, были проблемы со звуком. Хотя фестиваль замечательный, дай Бог, чтобы он существовал.

Александр: На РОК НАД ВОЛГОЙ собирается около 250 тысяч человек, что впечатляет.

Валерий: Тарья посмотрела наше выступление до конца и сказала, что и не подозревала о существовании в России группы такого масштаба.

Драйв: Такую оценку особенно приятно слышать из уст западных коллег…

Валерий: А мне было вдвойне приятно, что мы не ошиблись, пойдя на такой шаг.

Вячеслав: Она замечательная певица.

Драйв: Будете что-то записывать совместно с Тарьей?

Валерий: Посмотрим… Я надеюсь, что получится.

Драйв: Что скажете про другие летние фэсты?

Валерий: На НАШЕСТВИИ мы отыграли наше юбилейное выступление. Настроение было очень хорошее – когда фестивали идут подряд, постоянно находишься в обойме. В Питере мы играли на НАШИ В ГОРОДЕ впервые. Отличный фестиваль. Самое главное, что со звуком было все в порядке. Подводя итог, скажу, что от фестивалей мы получили огромное удовольствие. Каждый по-своему был хорош. А потом все ушли в отпуск.

Драйв: Плавно перетекаем к тому, как каждый из вас провел лето

Александр: Каждый жил по отдельной программе. Я был все время дома, решал бытовые проблемы.

Валерий: Я все лето просидел на даче: рубил дрова, купался, загорал. Вел нормальный фермерский образ жизни.

Вячеслав: А я летал в Египет, потом поехал на дачу к Валерию Александровичу.

Алексей: Ездил в Индию. Очень давно туда хотелось, но у нас такие графики, что не получалось покинуть коллектив на более-менее продолжительный срок. В этот раз я отлично провел время в Гималаях

Валерий (смеется): Как Маша Распутина: «Отпустите меня в Гималаи…»

Андрей: У меня был медовый месяц. Далеко не уезжал, но замечательно провел время летом.

Валерий: Я не помню такого продолжительного отдыха уже лет 12-15.

Драйв: Как ощущения – трудно в работу включаться?

Валерий: Трудно. Поэтому я и не люблю такие большие перерывы. У меня, например, после таких отпусков всегда возникает ощущение, что я вообще никогда не выходил на сцену. Но потом это восстанавливается, стоит только отыграть концертов 5-10. У нас планируются гастроли. Будем плотно работать.

«Снова бежать по лезвию бритвы…»

Драйв: Во время отпуска пишутся песни или отдыхаете от всего?

Вячеслав: Бывает, что приходят интересные идеи.

Валерий: Мы еще до сих пор находимся под впечатлением от записи альбома «Жить вопреки», которая продолжалась 4 года. Поэтому я не знаю, как быстро возникнут новые песни…

Драйв: Но поклонники уже ждут!

Валерий: Я знаю. Нам надо просто некоторое время подождать. Сейчас непростые времена – стало трудно выпускать альбом.

Драйв: Даже вам??

Валерий: Да. Может быть, мы будем просто записывать песни и выпускать в виде синглов. Сейчас смысла нет записывать пластинку – затрачиваешь больше денег, чем получаешь. Стоит выпустить альбом, а через 5 минут он уже висит в Интернете. Поэтому издающие компании потихоньку разоряются…

Вячеслав: Да что говорить? Западные группы, которые на пике славы выпускали миллионы экземпляров, сейчас продают 10 тысяч, и это считается очень круто.

Валерий: Может быть, выход в том, чтобы выпускать пластинку за свой счет и реализовывать через Интернет-магазин или на концертах.

Вячеслав: Или же полагаться на совесть людей, которые скачивают альбом и платят за это деньги.

Алексей: В России это не пройдет…


Секреты творческой лаборатории группы КИПЕЛОВ

Драйв: Вы говорили, что обкатываете новые песни на концертах…

Валерий: Я считаю, что это полезно. Хотя бывает и так, что в процессе обкатки мы даже текст меняем. Я могу конкретно привести пример – это «Жить вопреки». В первый раз мы её исполнили на нашем юбилейном концерте в 2007 году. С того времени сильно поменялся текст.

Драйв: А смысл сильно изменился?

Валерий: Изменился скорее сам посыл. Рита (Маргарита Пушкина – прим.) недовольна, что мы поменяли текст – первый вариант был ей ближе. Но исполняем-то песню мы.

Вячеслав: Я хочу добавить, что песня меняется, пока она не записана. Как только записан вокал – все. А до этого момента песня меняется все время.

Валерий: Бывает, что читаешь текст – вроде, все нормально. Начинаешь петь – одно слово не пропевается. Меняешь слово – меняется и строчка. Иногда мы просто меняем последовательность слов. Была такая история с лирической балладой «Дыхание последней любви».

Драйв: Ваши планы по поводу съемок на эту песню в силе?

Валерий: Вопрос в подвешенном состоянии. Изначально песня задумывалась более брутальной. Она должна была называться «Последнее дыхание любви».

Драйв: Да, смысл совершенно другой…

Валерий: Изначально песня была от первого лица. Но эта песня не обо мне! А когда ты поешь от второго лица, она приобретает совершенно другой смысл: ты предлагаешь девушке руку помощи. Это мне ближе.

Драйв: Во многих песнях вы будто наблюдаете за лирическим героем…

Валерий: Да. Потому, что примерять все на себя – сложно. Хотя «Дыханье тьмы» – одну из моих любимых песен – я пою от первого лица. Но это мне близко: нередко попадаешь в ситуацию, когда с тобой такие вещи происходят. А петь страдальческую песню не всегда соответствует моему образу. Бывает, конечно, грустно от всего происходящего…но не от этого…

(все дружно смеются)

Драйв: Я обратила внимание, что в ваших текстах очень часто появляется образ змеи. Например, в новом альбоме он замечен в 2х песнях: «Безумие» и «Дыхание последней любви». Может быть, змея – ваш тотем?

Валерий: В процессе написания текста участвует Маргарита Анатольевна, и змеи для неё – не последние существа. Они мудрые и коварные.

Драйв: В ваших текстах присутствуют и довольно «устоявшиеся» повторяющиеся образы: орел, сокол, волк, огонь…

Александр: «Филин, волк и орел…» – все правильно (улыбается)

Валерий: Возьмем песню-притчу из последнего альбома «На крутом берегу» – она мне очень нравится. Для тех, кто не знает, я поясню: в фильме «Пугачев» рассказывается притча старой калмычки о том, почему ворон живет 300 лет, а сокол – всего 30. Потому, что ворон питается падалью, а сокол – свежей кровью. Однажды ворон предложил соколу попробовать питаться также. Сокол ответил, что лучше он будет меньше жить, чем всю жизнь клевать падаль. В песне «На крутом берегу» мы пытались по-своему рассказать эту притчу. Там есть строки: «Я мчусь за ним следом (за соколом – прим), эту чашу я выпью до дна…». Просто мы иногда говорим об этом завуалировано.

«Любовь и смерть здесь превращают в шоу»

Драйв: Вот поэтому народ иногда странно воспринимает ваши тексты.

Валерий: Некоторые упрекают нас в излишней простоте текста, как это было с «Гламурной птицей». Знаю, что многих напрягло название этой песни.

Вячеслав: Многие просто не поняли смысл.

Валерий: Для этого достаточно просто почитать текст. Ведь слова и музыка приходят из жизни – в них наши переживания, наши взгляды. Взять ту же «Гламурную птицу» – вот параллель: недавно разбилась команда ЛОКОМОТИВ. Это очень печально. Но из всего этого уже сделано шоу, что меня раздражает. Мы с Александром вместе смотрели похороны ребят.

Александр: Я просто плакал…

Валерий: Когда на войне погибают люди – это понятно. Но здесь – такая нелепая смерть. И из этого устраивают шоу. Или взять Высоцкого, которого у нас уже затрепали. Зачем? Поминайте его в сердцах наших. Что бы о нем не говорили – я к Высоцкому плохо относиться не буду. Человек такой след в жизни оставил! Жаль, что таких людей сейчас мало. Поработать бы с поэтом подобного уровня – вот это был бы текст! В последнем альбоме мы много ориентировались на Высоцкого. Иногда я просто беру некоторые тексты Высоцкого и пропеваю в своем размере, чтобы объяснить поэту «рыбу». Нам хочется ориентироваться на таких поэтов, чтобы песня была не просто проходной, непонятно, о чем написанной. Важно, чтобы в ней был заложен смысл.

Драйв: Какая песня Высоцкого служит для вас эталоном?

Валерий: Практически, каждая его песня. Нравится, когда он поет от имени микрофона, истребителя, коня. Одна из самых любимых – «На братских могилах не ставят крестов». У него что ни песня – шедевр.

Драйв: В последнее время устраивают концерты памяти Высоцкого, где поют его песни… Вы поддерживаете такое начинание?

Валерий: С одной стороны – хорошо, что помнят Высоцкого. Но с другой, он не любил, когда пели его песни. А когда за это берутся люди из попсовой тусовки – это вообще труба.


Мысли о раскрутке, регалиях и нынешних «дутых» героях

Драйв: У вас есть песня «Матричный бог», где отчетливо слышны нотки альтернативного металла. Молодые музыканты привносят современное звучание в группу КИПЕЛОВ. Готова ли команда меняться в эту сторону?

Валерий: Готова-то она готова, только кто ж ей даст? (все смеются) А я вот не люблю Интернет, компьютеры. Все это искусственное. Но я понимаю, что это – универсальное средство коммуникации

Драйв: И раскрутки опять же

Валерий: Насчет раскрутки я не согласен. Ни одна нормальная группа через Интернет не раскрутилась.

Вячеслав: А как же Петр Налич?

Валерий: Кто такой Петр Налич? Таких Наличей я видел в своей жизни 500 человек! Да, где-то он о себе заявил, но звездой на 100% никогда не станет. Звезда – это когда ты на протяжении долгих лет упорного труда доказываешь, что ты этого достоин. Во времена BLACK SABBAT, LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE не было Интернета. Сейчас, конечно, можно выложить в сеть записанные кое-как хиты и прославиться. Но эти люди никогда не станут настоящими звездами. Я считаю, что во всем происходит деградация – и в музыке, и в культуре.

Александр: Вчера была передача о том, что Валерия хочет получить «народного артиста». А не дают.

Валерий: Это какое-то безумие. Все звания, которые присваиваются в наше время – это нонсенс: его либо покупают, либо зарабатывают, играя на корпоративах нужных людей.

Драйв: Да уж, нынешние народные артисты сильно отличаются от прежних…

Валерий: В этом-то вся суть. Я считаю, что раньше давали звание по заслугам. Народной артисткой была Русланова, которая пела на развалинах рейхстага – уж народней некуда. Вся война под её песни прошла. И вдруг бас-гитарист Газманова Валя Лёзов получает звание заслуженного артиста Российской Федерации. Сдохнуть можно!

Драйв: А вам предлагали регалии?

Валерий: Нам предлагали много всяких регалий. А я считаю – что я заслужил-то? Я – музыкант, который занимается своим делом.

Драйв: Кстати, сейчас много говорят о шоу Охлобыстина в ЛУЖНИКАХ. Многие, кто его видел, сравнивают с Германией 30х годов – восхождение Гитлера

Валерий: Мы вчера обсуждали это. Кто такой Охлобыстин? Человек, который, по большому счету, не состоялся ни как артист, ни как режиссер, ни как священник. Смешно это все обсуждать. За это я и не люблю Интернет, где люди раскручиваются.


Блиц – опрос на разные темы

Драйв: Хотя группа КИПЕЛОВ играет хард-энд-хэви, у вас совсем нет песен о байкерах. Почему?

Александр: Они у нас есть, только расписаны на две группы (смеется)

Валерий: На байк-шоу мы не играем – там музыка только как фон, как гарнир. Наши друзья-байкеры обижаются, но нам хочется, чтобы нас слушали.

А на байк-шоу всегда есть люди, которые приезжают только тусоваться – и им по барабану, кто играет – КИПЕЛОВ или десяток других команд.

Драйв: Была мысль выпустить одним диском все баллады?

Валерий: Мы это делали в АРИИ в свое время. Но у группы КИПЕЛОВ такого количества баллад еще не накопилось. Вот мы напишем еще баллад 5-6, тогда и подумаем об этом

Вячеслав: Я уже даже название для альбома придумал – «2021 ночь». К этому времен как раз еще пяток баллад запишем (дружный хохот)

Драйв: Нашла ли группа КИПЕЛОВ «свою» студию – ту, где комфортно записывать новые вещи?

Валерий: Что касается записи – мы решили организовать студию прямо на базе. Здесь можно никому не кланяться, время не поджимает, работай сколько угодно, если есть настроение! Вокал на последнем альбоме я писал здесь. Все остальное – на студии.

Александр: Черновые барабаны писали здесь, а оказалось – лучше, чем в студии

Драйв: Свои альбомы вы сводите в Европе. Будете продолжать этот опыт?

Валерий: Мы сами пытались сводить, но у нас не очень хорошо получалось. Для этого профессионалы нужны. Но я был сильно удивлен, послушав группу ТЕАТР ТЕНЕЙ.

Вячеслав: Они хорошо свели альбом здесь, в России. И у ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА тоже неплохо получается.

Валерий: В плане сведения нам помог Интернет – чисто как коммуникационное средство. Я раньше и представить себе не мог, что можно записать вещь здесь, мгновенно отправить в Германию и обсудить это.

Вячеслав: Конечно, если бы мы и писались там, результат был бы другой.

Валерий: К сожалению, у нас это не проходит - дело тормозят тексты. Музыка – готова, а текстов нет… Кстати, некоторые песни по этой причине так и не вошли в «Жить вопреки».

Драйв: А ваши фэны предлагают группе свои тексты? Был опыт такого сотрудничества?

Валерий: Мы пробовали сотрудничать с некоторыми людьми, но это очень тяжело. Они считают, что их текст очень крут – лучше, чем у Пушкиной и Высоцкого.

Вячеслав: А поэты неплохие: свои стихи у них прекрасные. Когда же не получается писать в нашем формате, начинаются обиды.

Валерий: Они написали очень много интересных текстов, в которых все есть: и слог, и образы. Как только начинается подгонка под наши рамки – ритм, размер – все. Куда все девается – непонятно.

Вячеслав: В итоге получается та же Маргарита Пушкина, только в зачаточном состоянии.

Валерий: Мы можем 10 раз с ней переругаться, когда вместе правим строчки. Я даже специально Алексея с собой брал, чтобы он сглаживал углы.

Драйв: Видно, что каждая песня давалась с таким трудом…

Валерий: Давалась кровью. Баллады – самые сложные вещи. Трудно написать лирику и не свалиться в попсу…

Драйв: Бывало так: вы начинаете обкатывать песню на концертах, а в результате совсем от нее отказываетесь?

Валерий: Были песни, с которыми мы довольно быстро расставались – год-два и все.

Вячеслав: Дело в том, что есть чисто студийные песни, которые плохо звучат на концерте….

Драйв: Имеются ли «заготовки» для игры на «бис»? Кстати, вы не всегда выходите играть сверх программы. С чем это связано?

Валерий: Мы и так стараемся играть достаточно долго. Наш концерт идет больше двух часов. Опять же, продолжительность мы варьируем – смотрим по состоянию зала. Пусть лучше люди уйдут с ощущением, что чего-то не хватило, чем с фразой: «Достали уже, башка вот такая». Иногда, если есть время, мы играем наши хиты, как «Я свободен».

Драйв: Когда эта песня обрела вторую жизнь, она стала восприниматься по-другому. Я помню, в 97 году она даже звучала немного не так…

Валерий: Её ошибочно связывают со временем нашего расставания с группой АРИЯ. И, хотя песня была написана давно, многие услышали «Я свободен» только с образованием группы КИПЕЛОВ. А история была очень простая: надо было записать песню и отдать на НАШЕ РАДИО. Песни у нас не было, и мы решили перезаписать эту. Тем более, она мне нравилась.

Песни с такой судьбой есть у разных групп. Шевчук, наверно, «Осень» терпеть не может. С другой стороны, когда приходишь на концерт IRON MAIDEN, хочешь услышать то, что тебе нравится, а не новый альбом. И поэтому я прекрасно понимаю народ, который рубится под «Волю и разум» и «Я свободен». Хотя играть эти песни уже не хочется, до того они надоели. Потому и пытаешься вкладывать разные эмоции: петь с грустью, с остервенением. Но совсем отказаться от них нереально. И, хотя многие обижаются, что мы её исполняем, 70 процентов публики все-равно говорят: « С ума сошли, не сыграли «Я свободен»?»

Драйв: На концерте в Горбушке вы играли народные песни. Это весьма неожиданный ход. Есть ли в планах продолжать этот опыт? Какие народные песни ваши любимые?

Валерий: «Ой, то ни вечер» – это наша самая любимая песня. Наверно, мы её исполняем лучше всего. В нашем репертуаре есть еще «Любо, братцы, любо!» и «Не для меня», но она гораздо сложнее прочих. Была даже идея записать альбом народных песен. Но существует свой нюанс – мало, кому удается поменять аранжировку и сохранить народность. Я слышал, например, «Черный ворон» в исполнении КУКРЫНИКСОВ. Руки оторвать хочется за это. А вот ПИКНИК сделал «Любо, братцы, любо» просто потрясающе. У нас даже была мысль записать с ними «Ой, то ни вечер», но я понял, что поезд уже уехал.

Драйв: Пробовали копнуть – найти старинные русские песни?

Валерий: К сожалению, народ их не знает. Понятно, что не мне же петь «Ой, мороз, мороз» или «Степь да степь кругом». Хотя, если их исполнить по-своему, может быть, в этом есть определенный смысл. Чтобы исполнять народные песни, надо расти над собой. А мы на нужную высоту пока не вышли, хотя стараемся. Здесь важно состояние: если поешь от души, это народу сразу передается.

Драйв: Спасибо за интервью и удачных гастролей!


Электронная версия интервью и возможность оставить комментарии находится здесь

Ольга Сластикова

Фото: Екатерина Безродных (Валерий Кипелов (концертная), фото с интервью))

Сергей Луканкин: фото группы, фото Кипелова (студийная)

Редакция журнала благодарит Евгения Одинцова, директора группы КИПЕЛОВ, за организацию интервью


КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017