Воскресенье, 20.08.2017, 08:44



Интервью группы 11.03.2009 - Darkside.ru
На грани

Общаться с группой «Кипелов» было приятно всегда – во-первых, Валерий Александрович, вечно «отвечающий за всю группу», был и остается потрясающе интеллигентным человеком, умеющим находить общий язык при любой теме разговора, а во-вторых, по сложившейся за десять лет негласной традиции наши беседы «по поводу» всегда происходят в неформальной обстановке, за чайком-кофейком, что, несомненно, весьма способствует прогрессивному общению. На этот раз поводов было целых два – во-первых, выход сингла «На Грани», а во-вторых, предстоящие московские концерты, на которых данный сингл (и, по секрету, пара вещей из новейшей программы), будут представлены. И в этот раз принципиальный «Валерий Саныч» настоял на том, чтобы в разговоре участвовала (или хотя бы присутствовала) вся группа...

     
Давайте начнем c сингла «На Грани». Насколько я знаю, политика выпуска «трехпесенных дисков» у нас в стране не то чтобы не приветствуется, по крайней мере, сильно не поддерживаются. От тебя требуется полноформатный альбом, а все эти синглы и ЕР никому, по большому счету, не нужны и никто их выпускать не будет. У вас же мало того, что выходит сингл, так к нему еще приурочены два концерта, и это в наше-то кризисное время. Как так вышло? Чем оправдаете такое поведение?

Кипелов: Вот Алексей начнет оправдываться.

Харьков: Тема такая: наш коллектив и так уже достаточно долго занимается сведением нового материала, и данный сингл был задуман, скорее, как определенный подарок фэнам. Пока ожидается доведение до кондиции нового альбома – тексты, гитары, вокал – мы решили сделать некую промежуточную остановку и выпустить сингл.

Кипелов: Самое главное, чтобы разрыв этот был минимальным по возможности, я имею в виду, как раз промежуток между выходом сингла и альбома. К слову, обычно так все и делают, выпускают сингл как заявку об альбоме. Хотя, у нас был такой горький опыт, мы выпустили в свое время песню «Вавилон», думали, альбом тоже вот-вот выйдет, а оказалось, что ждать пришлось целый год, или даже два, точно не помню. А песня – ни туда, ни сюда, так ни на одном альбоме ее и не было. Может быть, это был неправильный ход, надо было все-таки подождать, и ближе к выходу альбома выпустить сингл. Но мы хотели сделать так, чтобы наши поклонники не соскучились. Нужно было подтверждение, что мы не сидим тут тупо и не брямкаем… Ну я не знаю, что мы тут еще можем делать… не чаи гоняем!

Кстати, насчет альбома, сравнительно недавно Вы отчаянно жаловались на Маргариту Пушкину, дескать, с текстами проблема небольшая…

Кипелов: Ой, как она не любит, когда я жалуюсь на нее… С другой стороны, были определенные проблемы. Они и до сих пор есть. Жаловаться на нее можно, но что толку! С текстами дело движется, и слава богу. Не так быстро, как хотелось бы, поскольку мы, на самом деле, люди привередливые и не хотим выпускать то, что душу не греет. Поэтому все точки соприкосновения с Маргаритой Пушкиной у нас расставлены так, чтобы и наши интересы там были соблюдены. И даже не в человеке дело, а в том, что тематику достойную не найдешь. О чем сейчас можно говорить? Кризис? Я все понимаю! Тема серьезная, но не настолько, чтобы об этом кричать на каждом углу и в каждой песне. Мы выработали собственную стратегическую линию, мы точно знаем, о чем у нас будут песни, поэтому даже скажу по секрету, что альбом будет сильный и почти что концептуальный. Поэтому мы так долго и тщательно работаем над этим релизом. Мы, конечно, могли бы выпустить его и быстрей, будь мы менее требовательны к текстам. И я не то что хочу извинения попросить у наших поклонников, а, скорее, понимания – не все так просто, как вам кажется. Мы же хотим, чтобы это было все-таки здорово, чтобы каждая песня была от сердца, а не от мозгов, и не от того, что нас приперло время и надо срочно выпускать альбом. Многие команды торопятся, и не всегда это хорошо. Поэтому мы будем стараться до последнего выжимать все, что можно, из текстов, из музыки, из аранжировок, чтобы это было действительно качественное произведение, чтобы самим потом приятно было его послушать, и чтобы не приходилось потом горестно восклицать: «Здесь это не то, это не так!» Вот такая вот история.

О примерных сроках выхода, наверное, лучше не спрашивать?

Харьков: Прочерк поставьте!

Кипелов: Мы сами не ставим себе сроков. Хотя могу сказать, это не секрет, мы записали всю ритм-секцию, то есть бас и барабаны записаны полностью. После московских концертов ребята будут записывать гитары, таким образом, инструментальную часть мы постараемся сделать до конца марта. Там останутся уже мелочи, касательно аранжировок, каких-то акустических инструментов. Но пока работа не закончена, говорить о чем-то открыто немного рано.

Ну и ладно, действительно, недописанную картину не показывают. А вот насчет предстоящего концерта можете «рассекретиться»? Что на нем будет?

Кипелов: На концерте мы сыграем две новые песни, те, которые как раз войдут в новый релиз. Да, мы опять наступаем на те же грабли, начинаем играть песни, которые еще не записаны. Все нормальные люди сначала выпускают альбомы, потом играют, а мы как ненормальные сначала играем. У нас была та же история с диском «Реки Времен», на концертах мы играли пять песен, которые еще не были записаны.

Харьков: И в этом есть определенный плюс. Ты обкатываешь песни на публике, смотришь, как она реагирует, понимаешь для себя, как надо играть эту вещь, чтобы она действительно зазвучала.

Кипелов: Это да! Для меня, как для вокалиста это особенно важно. Когда приходишь в студию и начинаешь писать песню в чистовую, ты еще не до конца понимаешь, как она должна звучать. А когда ты на концерте ее уже играл, то знаешь, где, что и как должно быть. И когда мы выпускаем номерной альбом, а потом концертник, я понимаю, насколько много ошибок было допущено в записи альбома. Не то что ошибок, а может быть, эмоциональных каких-то недочетов. Я не так спел, как хотелось, как надо было. Осознание приходит только спустя какое-то время. Поэтому такая манера – петь незаписанные вещи – возможно, к какому-то положительному результату и приведет.

В общем-то, в Европе такие тенденции есть и даже широко используются. Просто я удивилась, что вы стали следовать этому принципу. У нас в стране существуют какие-то внутренние самобытные традиции, и держатся они десятилетиями. Было немного необычно увидеть, что эти традиции начинает нарушать достаточно взрослая и серьезная группа, которая никогда не ориентировалась на погоню за какой-либо западной модой. Похвально и, надеюсь, примерно для подражания – потому что именно эта самая самобытность нам не позволяет использовать многие замечательные, отработанные ходы, которые давно себя оправдали, но у нас вечно делают все «по-своему».

Кипелов: У нас все самобытно и все не как на западе. Например, с теми же синглами – если в Европе это нормальное явление, то у нас все кувырком. Затраты на выпуск большие, музыкант предлагает одну или несколько вещей, в оригинальных аранжировках, в необычном решении, но лейблы боятся вкладываться в сингл, потому что нет никакой гарантии, что деньги, на него затраченные, хоть как-то отобьются.

У нас все кувырком пошло с некоторых пор. И опять же, не только с синглами, но и с упомянутыми концертами, на которых весь наш родной шоу-бизнес веками держится. В последнее время тоже какая-то неразбериха: огромное количество мероприятий отменяется по неизвестным причинам, еще часть проходит скомкано. Где-то что-то не довезли, где-то купили на месте, визы получать стало все сложнее… Впрочем, за вас я не переживаю – вам визы не нужны, а касательно концерта краем уха услышала, что у вас уже все подготовлено. Вроде бы вы говорили что-то про драматургию шоу, про свет и звук? Можно поподробнее?

Харьков: Можно. У нашего коллектива есть определенная планка проведения мероприятий, особенно, что касается больших концертов в Москве, Питере. И мы стараемся эту планку держать, и поэтому мы предъявляем определенные требования промоутерам. Понятно, что в предстоящих концертах не будет летающих драконов и светящихся фигур, но, что касаемо света и постановки звука – это все будет на достойном уровне.

Это был мягкий намек на «приходите – будет интересно»?
     
Кипелов: Будет, конечно. А в целом, я понимаю, с чем связаны опасения зрителей относительно концертов. Сейчас времена кризиса, все сложно, даже западные команды, которые я знаю, не могут себе позволить того, что легко могли позволить ранее. Все упирается в бюджет концерта. И у промоутеров тоже есть свои опасения – вкладываешься в мероприятие по полной программе, а результат по билетам гарантировать никто не может – любой скачок курса доллара и евро, и все, организатор попадает на серьезные деньги, ведь он не может изменить стоимость билетов в соответствии с повышением рублевого эквивалента евро. Поэтому многие сейчас отказываются от сильных шоу, но мы стараемся этого не делать, тем более, что в Москве и Питере есть для этого все возможности. На периферии да, сложнее – и финансовые проблемы есть, и технические, к сожалению. Но в столице нам нет смысла ужиматься и экономить на зрелищной части и качестве.

А почему вы решили сделать два концерта? Нескромный вопрос, конечно, но интересно же.

Кипелов: Ну как сказать. У нас уже был подобный опыт, когда вышел альбом «Реки Времен». Тогда мы тоже давали два концерта в "ДК Горбунова”. Понятно, что было бы глупо делать два концерта в "Лужниках” или в "Олимпийском”. Вот там шанс для организаторов пролететь с деньгами очень серьезный – собрать нужное количество людей на два концерта проблематично. Такой вариант прокатил, по-моему, только у Queen, и то, потому что их никогда не было в России. А мы играем на небольшой площадке, и, думаю, вполне оправдаем ожидания промоутеров. Тем более, мы построили программу так, что эти концерты будут совершенно разными. В один день мы будем играть одни песни, в другой день – поменяем программу. Может, кто-то придет на два концерта – по крайней мере, я слышал, некоторые собираются.

Кстати, насчет программы – достаточно забавно получилось, когда несколько дней подряд мне пришлось поездить с  одной группой по России – так мало того, что программа была одинаковая, так вокалист в паузах повторял  один в один всю свою речь, как по бумажке читал.

Харьков: Ну, когда проходит такой чес, у тебя на подсознательном уровне записывается все, что ты говоришь и делаешь, это непроизвольно, даже мимику и движения производишь совершенно идентичные.

Кипелов: А многие к этому и стремятся – чтобы работать по накатанной линии. В каждом городе один сет-лист, одно шоу – понятно же, что люди на концерты приходят разные, и сравнивать не будут.

Харьков: А ты еще в самом начале тура ловишь какие-то фишки, которые нравятся, и они у тебя зацикливаются на весь тур.

Вот уж чего за вами не замечала – так это повторяемости, хотя столько ваших концертов уже видела…

Кипелов: Ну не все же! Мы не исключение из общего правила – когда идет много концертов в течение небольшого промежутка времени, то все равно где-то как-то повторяешься – на видеозаписи это хорошо заметно. Вообще, мы не занимаемся специально постановочной частью и не репетируем движения – все идет спонтанно, но есть некоторые моменты, которые железно повторяются из концерта в концерт.

Момент с выдиранием проводов друг у друга не повторялся?

Кипелов: А вот это нет, больше не происходило… Но я считаю, что нет лучше импровизации, чем заранее подготовленная импровизация.

Так какого же числа пойти на концерт? Дилемма какая! Одни говорят, что первый концерт, как первый блин, будет комом, а другие – что вы как раз тринадцатого числа «выложитесь» по полной программе …

Кипелов: Да кто ж знает, как получится! Бывает, настраиваешься на первый концерт и играешь от всей души, а потом понимаешь, что уже все случилось, все произошло, и наступает внутреннее успокоение, открывается второе дыхание – и получается что-то совершенно умопомрачительное.
    
Тогда еще один животрепещущий вопрос. Что лучше – живые оркестровые инструменты или хорошие клавиши с компьютером? На этот счет существует два мнения: одни говорят, что никакой компьютер не сможет «снять» звук так, как это сделает скрипач, а другие в доказательство своей позиции показывают умопомрачительные синтезаторы, в которых даже скрип стульев был слышен. Вы довольно часто работаете с симфоническими инструментами. Наверное, уже определились – как лучше поступать с оркестровками? Приглашать музыкантов или возложить вопросы аранжировки на плечи толкового компьютерщика?

Харьков: Если глобально подходить, что живое исполнение человека не заменит никто, а что касается использования в музыке живых инструментов, это вопрос бюджета. Многие даже в Голливуде сейчас не гнушаются работой с семплироваными инструментами. Но это очень трудоемкая работа. Хотя сейчас это сплошь и рядом.

Кипелов: И потом есть еще и эмоциональная составляющая – все-таки, когда исполняет живой человек, динамика присутствует. И, хотя я особо не разбираюсь в цифровых технологиях, все же предполагаю, что заменить компьютером живого человека сложно.

Харьков: Сложно, но возможно!

Молчанов: Да и какой смысл запариваться на семплах, подбирать динамику, атаку и прочие прелести, тратить на это время, если может прийти живой человек и за час сделать все так, что ты просто разомлеешь, и у тебя будет куча эмоций и переживаний.

Кипелов: Классические музыканты порой тоже не очень втыкают, что надо сделать. Они играют по нотам, по своим законам, а нужно, чтобы этот закон был в какой-то степени нарушен.

Молчанов: Удобно, когда ты с семплами, сидя дома, можешь экспериментировать. Включил, послушал, как это будет звучать, потом распечатал ноты, принес музыкантам, а они это сыграли.

Кипелов: Только для этого нужно хорошо знать хотя бы аппликатуру инструмента, который пишешь. Скрипка или альт обладают совершенно разными диапазонами, играть на них нужно тоже по-разному. История была, когда моего сына просили сыграть на виолончели в сольном проекте Маргариты Пушкиной. Ему расписали ноты, он пришел, посмотрел, и оказалось, что не совсем "по-виолончельному” все это было написано. На клавишах все звучало хорошо, а вот вживую сыграть практически невозможно – какие-то были совершенно неиграемые скачки в аппликатуре, партию пришлось менять. Поэтому можно, конечно. Гипотетически. И то, только в том случае, если ты прекрасно разбираешься в вопросе, как оно действительно должно звучать в природе.

А в концертном формате как быть?

Кипелов: С концертным форматом сложнее. Нас, кстати, как раз по поводу предстоящих концертов постоянно спрашивают – будут ли живые инструменты. Предупреждая этот вопрос, скажу, что в живом варианте мы сталкиваемся с несколькими проблемами сразу: во-первых, те музыканты, с которыми мы записывали оркестровые партии, сейчас заняты – у них тоже есть и свои гастроли, и концерты, с которых мы не можем их выдернуть. Искать кого-то еще проблематично, все же надо заново репетировать, уделять этому время, к тому же сроки у нас не такие большие, чтобы успеть все сделать качественно. Ну и, в-третьих, сложно все это озвучить на сцене. Сцена небольшая, разместить музыкантов сложно, и еще сложнее придумать, как им самим играть. Помню, опыт еще с «Арией» был – нам приходилось надевать наушники, чтобы музыканты не оглохли и сами себя слышали. Поэтому ни для кого не секрет, что мы используем порто-студию. А мы будем играть на своих акустических инструментах, как это и было в записи. В любом случае, мы постараемся сделать шоу максимально четким и тщательно относиться к тому, что делаем на сцене.

В любом случае, у меня лично на этот счет сомнений, как всегда, не возникает.

Беседовала Ангелина "Dim Majesty” Кипелова.

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017