Понедельник, 24.07.2017, 09:29



Интервью Валерия Кипелова порталу "Rolling Stone" (январь 2007 г.)
Валерий Кипелов: «Было время — пел на афганском»


- Какая самая высокая нота, которую вы можете взять?
- Ми третьей октавы.

- А рычать умеете, как металлические вокалисты?
- Ну конечно, конечно. Когда-то у меня был проект «Назад в будущее», я старался петь таким хриплым голосом. И вообще, все мои любимые вокалисты — хрипатые. Но в нашей музыке такой необходимости нет.

- Вы любите дэт-метал?
- Честно говоря, нет.

- А хэви-метал жив?
- Жив. Хотя он трансформировался: нельзя сказать, что сегодня кто-то играет хэви-метал в чистом виде.

- Вы единственная из российских металлических групп, которая способна собрать, скажем, «Лужники». Это вы такие хорошие или остальные плохие?
- Я не думаю, что все остальные плохие. Так сложилось со временем. Я тоже иногда анализирую эту ситуацию. Во-первых, мы всегда работали в одном стиле. Во-вторых, мы играем достаточно мелодичную музыку, пусть и с жестким аккомпанементом. На наши концерты приходят даже те, кому за семьдесят. Они слушают наши баллады, иногда, может быть, и затыкают уши, но сидят до конца. В Екатеринбурге, например, недавно одна женщина подарила мне цветы и пакет. Так вот, в пакете была записка. Эта женщина, которой, оказалось, семьдесят два или семьдесят три года, желала мне удачи и признавалась в том, что наша музыка помогает ей преодолевать трудности. Кроме того, она подарила мне перчатки и шарф.

- У вас такой демонический, инфернальный образ. Не возникало ли проблем с русской православной церковью?
- Были не то чтобы проблемы, а недопонимание. А вот в свое время, когда я работал в «Арии», в Белоруссии действительно почему-то возникали проблемы. Нас называли сатанистами. Ходили слухи, что на наших концертах вербуют в секты. Наверное, это было связаны с песнями, с «Антихристом», например.

- Вы считаете своим учителем Оззи Осборна. А вы пробовали летучих мышей на вкус?
(Смеется.) - Я не всегда согласен с жизненной позицией Осборна. Мне нравится то, что он делает в музыке, а, скажем, в сериале «Семейка Осборнов» мне нравится не все — я бы никогда не согласился что-то подобное устроить у себя дома. Понятно, что Осборн играет определенную роль, что все это элемент шоу-бизнеса, что он заработал на этом кучу денег. Но как музыкант он очень хорош — есть в его записях что-то такое, что цепляет мои душевные струны, а это очень важно. Я знаю, что в свое время он употреблял наркотики и алкоголь в невероятных количествах. Вот этого я не разделяю. Я никогда не употреблял наркотики, а одиннадцать лет назад отказался от алкоголя — даже пива не пью. Я несогласен с тем, что если ты металлист, то обязательно должен дебоширить.

- Вы только что вернулись с гастролей. Что у вас сейчас на душе? Накипело?
- Мы прервали тур. Выступления отнимают очень много энергетики. Мы поняли, что нам необходима передышка.

- Вы были участником ВИА «Лейся, песня». Вроде бы с вами играл Расторгуев, а руководил группой Токарев.

- Нет, это был не Токарев, а Шуфутинский. Но когда мы пришли в «Лейся, песня», Миши там уже не было. А с Расторгуевым мы познакомились в ВИА «Шестеро молодых» — потом всех музыкантов, в том числе и меня с Расторгуевым, взяли как раз в «Лейся, песня». Мы с ним работали вместе пять лет, жили в одном номере, сыграли невероятное количество концертов по всему СССР. Один раз выезжали в Афганистан.

- Вы были свидетелем боевых действий?
- Мы жили в Кабуле, там было относительно спокойно. Играли для наших солдат, но были моменты, когда мы выступали и для афганцев — тогда мы с Колей пели на афганском. Нам писали афганские песни русскими буквами, мы учили, запоминали и очень боялись перепутать слова — вдруг брякнешь что-то не то. Помню, я пел песню их героя национального, вроде нашего Высоцкого, его звали Ахмад Заир. Меня представили как советского Ахмада Заира — мол, я пою его песню. Вдруг все повскакивали. Я не понимаю, что происходит, бегу за кулисы. Мне говорят: «Нормально все, ты правильно спел, они просто так реагируют на эти патриотические тексты». А я думал, сейчас стрелять начнут. У нас даже был концерт один для душманов. Мы приехали в какой-то полуразрушенный кинотеатр, вдруг появились люди с бородищами. Заняли все первые ряды. Мы спрашиваем: «Вы кто такие?» Нам говорят: «Душманы». Оказалось, что они попросили пустить их на выступление, а за это обещали обеспечить охрану, чтобы какая-то другая группировка не напала.

- Вы не собираетесь подстричься?
- Буквально на днях хочу постричься. Но это не значит, что я радикально что-то буду менять. Ну, может быть, сантиметров пять отстригу. Иначе внучка засмеет — ей шесть лет, и она мечтает отрастить такие же волосы, как у меня.

Автор: Светлана Репина
"Rolling Stone", №31

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017