Суббота, 24.06.2017, 15:15



Интервью В.Кипелова газете "Суббота" (март 2006 г.)

Одинокий волк

Валерий Кипелов — самый глубокий и романтичный хэви-метал-голос России. Целых 17 лет он был лидером легендарной группы Ария», а после ее распада основал собственную команду «Кипелов». В 2004 году «Кипелов» получил премию Russian Music Awards в номинации «Лучший рок-проект года». Недавно группа дала ударный концерт в Риге. «Субботе» удалось пообщаться с харизматичным рокером, все музыкальное образование которого, кстати, — пять лет игры на баяне.

 
«Бог и дьявол по жизни вместе»

— Валерий, культовая песня «Я свободен!» до сих пор преследует вас?

— Со «Свободой» меня уже порядком достали. Даже когда я покупаю сигареты, киоскер высовывается из будки с непременным: «О, «Я свободен!», привет!»

 
— По-вашему, существует ли сегодня свобода по определению?

— Сегодня ее чаще заменяет вседозволенность. Те же карикатуры на пророка Мухаммеда... Я за свободу слова, но против подобных выходок, в результате которых пострадали совершенно невиновные люди. Свобода — это прежде всего «не навреди!».

 — Что изменилось в вашей жизни с тех смутных времен, когда каждую песню пропускали через фильтры спецслужб?

— Я не испытывал на себе давления даже тогда. Было дело, нас заставляли показывать программы худсовету, но все проблемы утрясались на уровне ресторана. Шеф «Арии», ныне покойный Виктор Випштейн (так в газете! - С.), водил нужных людей в ресторан — и программа утверждалась. Сейчас на сцене можно творить что угодно. Но я принципиально не исполняю песни с не-нормативной лексикой.

 — В отличие от вас, писатели Эдичка Лимонов и Дмитрий Горчев используют мат, пожалуй, даже чаще нормативной лексики. А Шнур — тот и вовсе со сцены семиэтажным матом сыплет...

— Лимонова и Горчева не читаю принципиально и отрицательно отношусь к творчеству Шнура. В нашей жизни грязи и так выше крыши — и в сериалах, и в криминальной хроники. Я сторонюсь мата интуитивно, опасаясь его разрушительной силы. И не стал бы сквернословить, даже прозябая в сторожах.

Как-то Шнур позвонил мне и сказал, что хочет использовать фрагмент из моей песни «Я свободен!» в своей «Свободе». По сюжету он сидит на зоне и слушает магнитофон, из которого доносятся мои строчки. Я разрешил ему использовать их только при условии, что в песне нет мата. Даже денег за это не взял.

 — В репертуаре «Арии» была ваша песня «Антихрист». Вы сатанист?

— Слава богу, нет. Я в церковь хожу редко, но отношу себя к православным. По-моему, храм внутри человека, отношения с богом — очень интимное дело.

Мы не поем о сатанистах, лишь отражаем в песне светлое и темное. Без Бога не было бы дьявола и наоборот — они по жизни вместе. Песни типа «Антихриста» лишь соответствуют духу времени. Кстати, в свое время я отказался исполнять «Антихриста» в канун Страстной недели, чем сильно разозлил своих коллег.

 
— Может, это и послужило поводом к развалу легендарной группы?

— Все участники «Арии» изначально были слишком разными людьми. За 17 лет существования группы мы надоели друг другу как муж и жена, долго прожившие в браке. У нас накопилась масса взаимных претензий, но катализатором распада послужило появление спонсора — фирмы Наrlеу-Davidson. Наши деловые взаимоотношения быстро переросли в компанейщину. Скажем, завтра нам играть концерт в Риге, а накануне спонсоры заявляют: «Ребята, завтра будете выступать на дне рождения жены шефа!» Такое бывало не раз. В результате конфликта со спонсором группа «Ария» и распалась на «Химеру» и «Кипелов».

 «Нет смысла прогибаться»

— Многие старые рокеры сегодня реализуют себя в немузыкальных сферах: открывают рестораны, пишут книги, занимаются дайвингом и обучают азам кулинарии в ящике...

— Я их за это не осуждаю. Знаком со многими классными музыкантами, которым сейчас приходится аккомпанировать популярным исполнителям. Ну не получилось у них достичь успеха в своем жанре... Каждый зарабатывает как умеет, но сам я бизнесом не занимаюсь.

 
— А как вы относитесь к выступлениям на партийных сходках?

— Этим мы занимались лишь несколько раз в эпоху Ельцина — нашей группе очень нужны были деньги. Тогда я понял: нет смысла прогибаться. Даже за колоссальные деньги, даже если заработанные средства пойдут на поправку здоровья кого-то из близких! Недавно нас приглашали выступить на праздновании 60-летия Жириновского — я отказался наотрез!

Мы и на корпоративных вечеринках больше не поем. Обычно они заканчиваются тем, что все лезут на сцену петь и начинается форменный бардак. Для выступлений на вечеринках есть «придворные» группы, это их хлеб.

 
— Как вы относитесь к попсе?

— Спокойно. Для меня попса - это в том числе плохие группы, исполняющие тяжелую музыку, эдакие имитаторы рока. А вот Бритни Спирз, к которой можно относиться по-разному, — классно сделанный продукт, за который не стыдно. Хотя тоже попса.

 
— А как вы относитесь к конкурсу «Новая волна»?

— Последний конкурс я смотрел по ТВ. Было любопытно: появятся ли новые яркие имена. Но в итоге меня постигло такое же разочарование, как от «Евровидения». Было ощущение, словно время повернуло вспять— к фестивалям в Сопоте или Сочи, к «Мелодиям друзей», на которых собирались все наши братья по соцлагерю...

На «Новой волне» нет личностей, одни лишь штампы: повальное подражание Уитни Хьюстон, Мэрайе Кэри и Энрике Иглесиасу. Гран-При вашего Бусулиса — признание того, что он оказался не в формате этого фестиваля.

 
«Не пью 10 лет»

— Существует стереотип: неотъемлемые спутники жизни рокера — спиртное и наркотики...

— Наркотиками я никогда не баловался благодаря воспитанию — родители готовили меня в спортсмены. А с алкоголем завязал в 1995 году, теперь даже на Новый год шампанское не пью. У меня горький опыт; в том числе пример отца. Хотелось быть образцом в глазах моих детей, как ни пафосно это звучит.

 
— В прошлом году музыканты, включая Земфиру и Бориса Гребенщикова, побывали в Кремле на идеологической беседе. Ваша оценка?

- Молодежь идет на концерты слушать музыку, а не для того, чтобы ей промывали мозги. Я не претендую на роль гуру вроде Гребенщикова. Я не пью и не использую наркотики только для себя, если кто-то последует за мной, буду рад. Но навязывать это со сцены — увольте.

 - Банально, но в антураже тертого певца-рокера (Кипелов всегда в черном) вы кажетесь одиноким волком...

— Ха-ха! Просто черный цвет практичен — мы подолгу живем в поездах и самолетах, вот и все объяснение. Отчасти вы правы: я, наверное, действительно одинокий волк... Я по-прежнему живу с семьей: дочкой — хоровым дирижером и сыном, который готовится к поступлению в ГИТИС на отделение виолончели. Но уже не женат.

— Еще один стереотип: рокеры — брутальные мужчины, не способные прощать измену. А вы?

— Прощать измены мне случалось не раз. Если это касается женщины, надо сначала разобраться в себе — может быть, к измене привели объективные причины. Я считаю, что нельзя прощать лишь измену делу.

 — Что заряжает вас положительной энергией?

— Общение с 5-летней внучкой Настей. Я люблю подолгу сидеть с ней перед телевизором, объяснять правила игры в футбол и хоккей. А какая радость, когда, вернувшись после длительных гастролей, выслушиваю ее щебетание о том, что случилось в детском саду!..


Благодарим Аркадия Кариева (радио РIK за содействие в проведении интервью).

Беседовала Лайла БРИЦЕ


КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017