Четверг, 25.05.2017, 00:25



Интервью группы Кипелов радиопередаче "Железный Занавес" (май 2006) (часть 2)

Ранние «арийские» клипы вообще ведь были дремучими – «Возьми мое сердце», «Все, что было», «Улица роз» - их трудно назвать клипами. Я видел много самых разных версий клипов, например, на песню «Грязь», который мы сами смонтировали, взяли документальный фильм о сложных взаимоотношениях Клинтона со своей женой. (Дружный смех). В самом деле, такое тоже существует. «Осколок льда» – ничего особенного. «Беспечный ангел» – клип отвратительный, мне не нравится, как он сделан, хотя туда тоже было вбухано немеренно. Мы специально ездили на Кипр, чтобы его снимать. Поэтому я не могу назвать ни одного клипа, который мне нравился бы на сто процентов. Я вот смотрел клип Преснякова «Странник» – ничего не происходит, человек вращается, и капли капают. Но он меня впечатляет больше, чем все наши клипы вместе взятые. (Смеется). Наверное, надо работать над этим, работать с режиссерами, самим как-то совершенствоваться в этом плане. Не придет добрый дядя и тебе ничего супер-безумного не нарисует.

На сайте в ответах на вопросы посетителей Вы пишете, что надо слушать «настоящую музыку» и «настоящих композиторов». Что Вы вкладываете в эти понятия?

Валерий: Дело в том, что я никогда не претендовал на роль композитора, я не могу себя назвать композитором. Композиторы для меня – это люди, более достойные этого слова. Это слово я отношу, в частности, к классическим композиторам – Моцарт, Бетховен, ну да чего их сейчас всех перечислять… Мы все – авторы песен, то же самое, как в КСП люди пишут под гитарку. Мы авторы, мы не композиторы. Возможно, мы аранжировщики, аранжировать свои песни мы можем. А настоящая музыка – это та музыка, которая на самом деле является музыка. Я считаю, что в последнее время у нас в культуре происходит деградация. Если взять интересы людей век назад, то там совсем другое дело. Я иногда смотрю на то, что происходит по телевизору, на все эти группы, включая тот же Ленинград – и я считаю, что это просто какое-то сумасшествие. Поэтому я и предлагаю слушать нормальную музыку, настоящую музыку, в которой нет всего этого наносного, нет эпатажа. Для меня настоящая музыка – это не только классика, это и джаз, это та музыка, которая сделана от души. Та музыка, которая цепляет душевные струны. Понятно, что они у всех разные, кому-то нравится, скажем, ненормативная лексика, это их цепляет, но я отношусь к этому так – если музыка затронула мое сердце, и неважно, как это сделано, хорошо там вокалист поет или нет, но если он донес что-то до меня, вот это я считаю настоящим. Могу также относить к настоящей музыке, например, Евгению Смолянинову. Кстати, она скоро будет выступать в зале им. Чайковского. Когда я прихожу на ее концерт, у меня вот такие мурашки, я ничего не могу с собой сделать. И когда мурашки появляются, вот это настоящее.

Беспокоит ли Вас, как классифицируют Вашу музыку? Например, сейчас очень часто в прессе и в рекламе можно услышать, скажем, такую фразу: «Кипелов – золотой голос русского рока». Нам кажется, к русскому року Ваша музыка имеет очень отдаленное отношение, а какой-нибудь молодой поклонник в поисках чего-то похожего по стилю из-за такой формулировки станет слушать Король и Шут, например, а не Black Sabbath или Judas Priest?

Валерий: Я не считаю, что я какой-то золотой голос. Точно также «золотым голосом» называют Баскова – если знать оперных певцов, то чего сравнивать? Если сравнивать меня с Дио, то сравнение явно не в пользу меня. На самом деле, надо учиться у реальных звезд, а мы, может быть, звезды местного значения, не более того. Лично я так к себе отношусь. Поэтому если кто-то хочет добиться реальных успехов, то надо подражать не мне и уж точно не Королю и Шуту. По крайней мере, надо учиться у Дио или у Хьюза.

К вопросу о русском роке – сейчас в Интернете активно обсуждается недавняя встреча Юрия Шевчука и Константина Кинчева с митрополитом Кириллом, которую в прессе уже называют началом диалога между церковью и рок-музыкой. Что Вы думаете по этому поводу? Вообще, нужен ли такой диалог?



Валерий: Я не знаю, но я бы на встречу с митрополитом сам не пошел. Нужен ли такой диалог?.. Я вообще отношусь достаточно с уважением и к Шевчуку, и к Кинчеву, и я не знаю, что там на самом деле происходило, может быть, все это вывернуто наизнанку. Я слышал об этой встрече только от Маргариты Пушкиной, она мне сказала, что они ходили и всячески кляли попсу. Якобы попса – это сатанизм, а рок-музыка – это от Бога. Но я не согласен! Я бы с бОльшим удовольствием послушал Алсу, нежели рокеров, которые кроют матюками так, что у меня уши сворачиваются. Алсу или какую-нибудь группу еще попсее – Белки, Стрелки – я бы послушал с меньшим негодованием. На них смотришь – ну пляшут, танцуют, ну и Бог с ними! Что считать рок-музыкой – вопрос спорный, а попса для меня – плохая музыка, независимо от того, в каком жанре она написана. Это просто плохо сделанная музыка. В популярной музыке есть свои образцы, которые сделаны на высочайшем уровне, что касается аранжировок и всего остального. У нас таких, к сожалению, единицы, почти нет никого. На Западе их больше, и даже Бритни Спирс, к которой с негодованием относятся многие рокеры, на мой взгляд – продукт, который сделан на отличном уровне, по всем канонам аранжировки и т.д.

Но ведь это именно продукт!

Валерий: Да, именно продукт. К этому можно по-разному относиться. Но я вижу, что это сделано здорово – придумано, саранжировано… В том жанре, которым она занимается, это полный порядок. Да, меня Бритни Спирс не цепляет т ак, как Смолянинова, которая поет духовную музыку и занимается совсем другим. Но чего от этой музыки требовать? Она для этого и предназначена! Поэтому я бы не воевал так жестоко со всей этой популярной музыкой. (Смеется). Но у них свой взгляд, и отношение к этому у меня неоднозначное.

Вы говорите, что вам приходит множество писем с рассказами о том, как Ваша музыка помогла людям в трудный момент жизни. Есть ли какие-то из этих рассказов, которые запомнились Вам больше всего?

Валерий: Таких рассказов много. Я совсем недавно получил письмо от девушки, ее зовут Алиса, и она, в частности сказала, что она реально подсела на наркотики, и наша музыка помогла ей от этого отойти. Я не знаю, насколько это правда или неправда, может быть, какие-то наши рассуждения на эту тему реально имели эффект, но если благодаря нашей музыке люди отказываются от наркотиков, значит, мы свое дело делаем не зря. Если мы в этой жизни хотя бы одному человеку помогли уйти от края пропасти, это уже хорошо, не зря едим свой хлеб. Значит, мы не только ради собственного материального благополучия работаем, но и что-то несем правильное и светлое. Мне трудно вспомнить какие-то конкретные случаи, но мне часто пишут о том, как люди бросают наркотики, как наша музыка помогает в ситуациях, когда люди считают, что жизнь закончена. Я часто в разговорах с ними привожу примеры людей, которые страдают физическими недостатками – нет рук, нет ног, но вопреки всему этому они достигают потрясающих результатов. К сожалению, такие положительные примеры у нас мало кто видит. В основном видят какие-то негативные примеры. Но есть такие люди, которые, невзирая ни на какие трудности, держатся, не ломаются.

И при этом они счастливее нас…

Валерий: Да, я порой и сам завидую. Порой, когда начинается хандра, когда думаешь, что все не так, я думаю, а что же сказать этому человеку, который уже и так обделен. А он держится, он не ломается, и тогда думаешь: «Елки-палки, может, не все так плохо? В конце концов, ноги-руки есть, голова есть, надо что-то делать».

Слышали ли Вы альбомы Ваших бывших коллег – новый диск Сергея Маврина, диск Артерии, «арийское» «Крещение огнем»? Понравились ли они Вам?

Валерий: Я слышал «Крещение огнем», слышал даже некоторые треки для нового альбома, который они сейчас пишут. Я не берусь об этом судить… Я считаю, что есть там удачные песни, в частности, «Колизей» - одна из самых удачных. Текст, опять же, написал Елин – ну что сказать, нормальный такой текст. Но я считаю, что предыдущие альбомы у Арии были сильнее. Не из-за того, что я там пел. Я не претендую на последнюю инстанцию, но мне больше нравилась ТА музыка. И что касается новых песен, которые предполагаются для нового альбома, то я, скажем так, не порадовался. Все-таки для меня Ария до сих пор не чужой коллектив, хотя я там уже и не работаю, но мы когда-то делали его вместе и при моем непосредственном участии. Мне кажется, что какой-то определенный кризис у них наметился, но я думаю, что они разберутся сами со своими проблемами. В конце концов, это люди опытные, музыканты хорошие, так что, наверное, найдут силы. А потом, я понимаю, что они торопились с выпуском «Крещения огнем», им надо было срочно выпускать альбом, поскольку необходимо было заявить о себе. Мне кажется, они просто поторопились и не довели его до ума. Это мое личное мнение.

Я слышал отдельные песни с альбома Артерии. Что мне понравилось – это как он записан. Я знаю, в каких условиях это все делалось, и какими финансовыми возможностями располагали эти люди, и я считаю, что это огромная удача Сергея Терентьева. Разбирать дальше творчество не очень хочу, поскольку это было бы не очень корректно. Что-то мне понравилось, что-то не понравилось. Тяготение к такой музыке у Терентьева всегда было, и я думаю, что все свои идеи он в этом альбоме воплотил.

Что касается Маврина, то я опять-таки не все слышал. Могу отметить, что мне понравились некоторые песни, и я думаю, что опыт работы в группе Кипелов как-то положительно отразился на творчестве Сергея Маврина. Я так считаю. Он не просто так отработал здесь и ушел, а что-то все-таки для себя почерпнул. Я услышал в этих песнях то, что мне хотелось – они достаточно компактные, с достаточно запоминающейся мелодией, не претендующие на глобальные 10-11 минутные полотна. По крайней мере, одну такую песню я слышал, я только не знаю, Маврин ее сочинил или кто-то из группы. Насколько я знаю, на этом альбоме есть не только его песни, но и песни других музыкантов, и я считаю, что это тоже очень положительный фактор. Когда ты работаешь один, сочиняешь один, все получается немножко однобоко. Я считаю, что чем больше музыкантов участвует в творческом процессе, тем более качественным и интересным получается альбом. Именно так всегда было с Арией, а когда стало так, что «это мое, а это твое», все и закончилось.

А есть ли у Вас какие-то планы в отношении нового альбома? Написан ли уже какой-то материал?

Валерий: Планы есть, но времени, к сожалению, пока не было. Однако гастрольный график у нас сейчас изменился, он стал менее насыщенным, да и лето скоро на дворе, и я надеюсь, что летом мы сядем и спокойно разберемся, у кого чего есть. Хочется, чтобы был какой-то определенный материал, и опять же, надо понять, каким багажом мы располагаем – либо каждая песня будет «на злобу дня», либо у нас большой запас песен, и надо будет сидеть, выбирать, работать над аранжировками. Тем более, мы надеемся, что наш новый гитарист Вячеслав Молчанов вольется в нашу дружную семью соавторов, мы строим относительно него планы, и я надеюсь, что он внесет свою лепту, будет приносить песни и участвовать в аранжировках. Будем надеяться, что с его участием процесс пойдет несколько быстрее.

И последний вопрос, по традиции – Ваши пожелания нашим слушателям и читателям.

Валерий: Мне хотелось бы пожелать не терять оптимизма. Я реально вижу сам, что в стране у нас происходят перемены, и перемены к лучшему. Слушайте побольше хорошей музыки и старайтесь отделять дурное от хорошего, как-то анализируйте, что происходит в музыке. В своем творчестве и в своих пристрастиях ориентируйтесь не на группы второго эшелона, а на группы, которые на самом деле являются определяющими в тяжелом жанре.

Алексей: Приходите к нам на концерты! Здоровья вам и счастья!


Выражаем благодарность Сергею и Елене Мавриным за организацию этого интервью.

Выражаем особую благодарность слушателям программы «Железный занавес», которые прислали свои вопросы Валерию Кипелову.


Роман "Maniac” Патрашов, Ксения "Wolfin” Хорина
12 мая 2006 г.
По материалам www.darkside.ru.


КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017