Воскресенье, 28.05.2017, 00:20



Интервью Валерия Кипелова журналу FUZZ (сентябрь 2004 г.)


Экс-фронтмен АРИИ Валерий Кипелов, вот уже два года бороздящий бескрайние российские просторы с одноименным коллективом, - один из спорных и таинственных представителей сегодняшнего отечественного рок-эшелона. Первая и последняя звезда пост-советского хард-н-хэви практически не дает интервью, бойкотирует телешоу, принципиально не участвует в сторонних проектах и не любит распространяться о своей личной жизни, да и вообще о чем-либо, кроме творческой деятельности.

С последней, кстати, дела обстоят далеко не так гладко, как хотелось бы. До сих пор в процессе записи дебютный альбом, - в лучшем случае он выйдет в свет лишь в конце года. Да и в самом стане группы не все спокойно. Напряженный гастрольный график выбил из фундамента рок-формации один из ее краеугольных камней, - уставшего «морально и физически» экс-арийца Сергея Терентьева в срочном порядке пришлось менять на легионера Андрея Голованова. По сути, единственное на сегодня реальное достижение Кипелова и К – выброшенный на рынок весной сингл «Вавилон» с одноименной лишь свежей (заглавной) композицией. Однако, как ни странно, ни смены в составе, ни зияющее отсутствие полновесного нового материала, ни закрытость для широкой общественности лидера группы на ее популярность в массах практически не влияют. Напротив, с каждым новым шоу все меньше пустых мест на трибунах спорткомплексов, все длиннее очереди за билетами и помпезнее гитарные импровизации. Как будто теперь, когда самые безудержные сценические чаяния: и звук, и свет, и километровые фонтаны пиротехники – все, что не представлялось осуществимым в пресную советскую эпоху, - обрело время и место, поседевшие, но не растерявшие пороха музыканты концерт за концертом потом и кровью отвоевывают утраченную в силу юношеской беспечности молодость. Менять батарейки им, видимо, не придется, - запас творческой энергии воистину неиссякаем. Плохо или хорошо, но эта музыка будет вечной. Во всяком случае, на наш век ее точно хватит. По собственному признанию маэстро, поет он намного лучше, чем говорит.

- Мы уже спрашивали вас о причинах распада АРИИ. Расскажите о своем восприятии последних «арийских» альбомов. Как я понимаю, уже в «Химере» многое вам было не по вкусу.
- Не то, что не по вкусу. Мне не нравился сам процесс работы в то время. Если же сравнивать «Химеру» и последний альбом АРИИ, то я считаю, что «Химера» лучше.

- Вам не смешно слышать, как Беркут, вокалист достаточно опытный, копирует ваш голос практически «вчистую»?
- Я знаю Артура более двадцати лет и считаю, что у него есть индивидуальные особенности вокала. Проблема самодостаточных вокалистов в нашей стране сегодня действительно стоит очень остро. Думаю, это потому, что просто очень мало желающих по-настоящему работать над собой и совершенствоваться, так как большинство радиостанций и ТВ-программ приучили молодых людей к тому, что не обязательно обладать талантом и голосом чтобы стать «звездой».

- Тем не менее, АРИЯ в обновленном составе уже готовит второй диск, а у вас ещё непонятно, когда первый выйдет.
- Мы рассчитывали, что запись нового материла пойдет быстрее, но в связи с недавней заменой гитариста процесс подзатянулся. Да и вообще сразу после образования коллектива приступать к записи нового альбома невозможно, - нужно сначала сыграться и понять, в каком направлении двигаться, так как сам процесс формирования группы – дело непростое. К тому же, мы с Сергеем Мавриным долгое время были заняты переписью песен с альбома «Смутное Время», так как были недовольны качеством звучания на исходнике. Тем не менее, над песнями работа продолжается, хочется, чтобы и по музыке, и по текстам материал был достойным, поэтому скоропалительно ничего выпускать не собираемся. Надеемся издать альбом до конца года.

- Какой период своей деятельности вы считаете более удачным: до АРИИ или после?
- Сравнивать «тогда» и «сейчас» было бы неправильно, это разные этапы творчества и нашего развития: нельзя вычеркивать из жизни мою работу в АРИИ, когда я совершенствовался как музыкант и автор песен. Сейчас другой этап, связанный с удержанием завоеванных ранее позиций.

- В свое время вы гастролировали с UDO, RAGE. А сейчас поддерживаете отношения с кем-то из них?
- Контакты с западными музыкантами мы поддерживаем. Примером тому прошлогоднее участие Виктора Смольского в одном из наших московских концертов в качестве гостя. О совместных гастролях на Западе речи не идет, поскольку музыка группы ориентирована на нашу аудиторию, хотя подобные предложения поступают.

- Вы поклонник классического хард-рока: SLADE, Оззи Осборна. А как относитесь к современной музыке?
- Мои пристрастия в музыке не особо изменились за последнее время. Из новых групп нравятся MUSE и NICKELBACK.

- А под камерой ходить, как Осборн, могли бы?
- Нет, я к этому не готов. Мне всегда легче петь, чем говорить.

- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в стране, когда все металлические группы, за исключением двух, оказались в разряде «неформатных»?
- Я не считаю, что и мы – «форматный» коллектив. Телешоу, особенно попсовые, не люблю, и стараюсь там не появляться. Иногда, к сожалению, приходится идти на компромисс в интересах дела. Насчет кризиса «тяжелого» жанра думаю, что основная проблема в некоммерции и непопулярности рок-музыки в нашей стране.

- Маргарита Пушкина сетовала на то, что в АРИИ ей приходилось писать для подростков, которые всегда были основной аудиторией группы. Отсюда и содержание: боги, черти, черные всадники. Какие темы интересны вам сейчас?
- Я не согласен с Маргаритой в том, что наши песни и тексты к ним мы писали в угоду тинейджерам. Но, бесспорно, определенная стилевая зависимость в любом творчестве существовать должна. На сегодняшний день, как всегда, для нас актуальны темы взаимоотношения человека с окружающим миром, с Богом и с самим собой.

- Как родственники относятся к вашей нестандартной профессии?
- Чаще критикуют.

- Что помогает вам сохранять спокойствие? Что может вывести из себя?
- Я стараюсь чаще бывать на природе. А вывести из себя меня может недобросовестное отношение людей к своему делу.

- У вас много друзей?
- Нет, немного. В основном это люди, с которыми я работаю.

- Вас упрекают в том, что в последние годы «вживую» ваш вокал звучит слабее, чем на альбомах.
- Я отношусь к себе достаточно критично. Просто работа на студии кардинально отличается от «живых» выступлений, которые зачастую зависят от самочувствия.

- Вы самый востребованный вокалист страны. Почему практически не участвуете в сторонних проектах?
- Ни в коем случае не потому, что я считаю себя исключительным, а потому, что считаю основной задачей работу в коллективе, и хочу целиком сконцентрироваться на нашем творчестве.

- С чем связан уход Сергея Терентьева, легко ли было найти ему замену?
- Сергей сам высказал пожелание покинуть коллектив, устав, по его словам, «морально и физически». С ним мы сохранили абсолютно нормальные человеческие отношения. С Андреем Головановым были знакомы давно, поэтому на поиски много времени не потратили.

- Можно теперь сказать, что все музыканты полностью вас устраивают?
- Время покажет.

- Почему именно в Петербурге вы записали свой дебютный концертник?
- Мне нравится Петербург. Нравится атмосфера города и концертное настроение. Любимые места, пожалуй, Невский и Лиговский. Запись же «живого» альбома не была запланирована изначально. Мы просто хотели сделать видео для себя. Но после просмотра пришли к выводу, что качество звука и изображения позволяет выпустить это на аудио- и видеоносителях.

- Вы уже много лет играете ортодоксальный хэви. Но люди взрослеют. Не захотелось чего-то нового?
- Нет, что-то кардинально менять и экспериментировать в других направлениях желания не возникало и не возникает. Подстричься и остепениться – тоже. Я не считаю, что группа достигла всего, чего можно. Нам всем есть, куда расти. Я увлечен движением вперед. Думаю, самые удачные и счастливые годы у нас впереди. Играть хэви, как вы выразились, я собираюсь до окончания музыкальной карьеры.

Кирилл Мясников

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017