Понедельник, 29.05.2017, 01:15



Это было подобно грому среди ясного неба. Гостевую книгу интернет-сайта самой популярной российской хэви-группы "Ария" огласили фанатские вопли: "Одумайтесь! Не распадайтесь! Жизнь теряет смысл…" Но музыканты непреклонны: в сентябре
 2002-го, после 17 лет шумного успеха, восьми номерных альбомов, прорыва на радио и приобретения поистине культового статуса, "Ария" прекращает существование как единая творческая единица. Личный состав группы распадается на две части, начинающие работать параллельно. Комментирует сложившуюся ситуацию "голос "Арии"" Валерий Кипелов, который вместе с Сергеем Терентьевым, Александром Манякиным и в прошлом также "арийцем" Сергеем Мавриным осенью представит на суд слушателей проект с простым и звучным названием "Кипелов".  



В чем причина конфликта, расколовшего группу на два лагеря: Кипелов-Терентьев-Манякин - с одной стороны, Холстинин и Дубинин - с другой?

Для полной объективности нужно мнение обеих сторон. Конфликт зрел уже давно, в основном трения были личного характера. Последней каплей лично для меня стал альбом "Химера" (2001). Если раньше мы занимались совместным творчеством, то здесь пошло четкое разделение: каждый работал над своим материалом, даже сводил свои песни каждый сам. Да и время поджимало, поскольку предыдущий альбом был выпущен в 98-м году. А после "Химеры" поступило предложение сразу же записывать следующий альбом, к чему лично я был не готов. Отношения были подорваны очень сильно, а заниматься творчеством в состоянии, когда нет понимания друг друга, невозможно. Я хотел подождать, пока отношения наладятся…

Может быть, стоило выдержать паузу, взять отпуск?

Да, я был сторонником того, чтобы взять паузу. Но понимания в этом плане я не нашел - другие участники считали, что делать паузу, когда "Ария" находится на определенном пике, нельзя. А мне хотелось критически взглянуть на свое творчество, серьезно отнестись к следующей записи. Ведь песни, как блины, не пекутся. Я хотел работать дальше, делать концертные программы. Но было решено, что если нет альбома, то надо расходиться.

Есть ли надежда на то, что группа снова соберется?

(Скептически) Не знаю. Не уверен. И чем больше сгущаются краски, тем меньше шансов. Все эти "прощальные концерты" с названиями вроде "Судный день" и "Зеленая миля"… Ну смешно это все. Я к этому никакого отношения не имею. Когда меня спрашивают, что это за "Зеленая миля", я отвечаю, наверное, стометровка до электрического стула (смеясь). Я не хотел заявлять, что группы "Ария" больше не существует, тем более, что ни мы, ни проект Холстинина и Дубинина не планировали называться "Арией". Это было бы глупо. "Ария" - это те пять музыкантов, которые работали вместе. Если кто-то уходит, это уже не та группа.

"Ария" - единственная в России металлическая группа, сумевшая прорваться и в так называемый "формат". Какие у этого положения плюсы и минусы?

(С улыбкой) Плюсов много, минусов фактически нет. Да, нас обвиняют в том, что в эфире звучат в основном лирические баллады - "Беспечный ангел", "Потерянный рай", мол, якобы "Ария" начала проливать слезы, потеряла былой задор… Но это все издержки формата - ну не берут другие песни на радио. Зато о нас узнали люди, которые раньше вообще не слышали об "Арии". Они сначала послушают эти баллады, потом заинтересуются другими песнями. И это, безусловно, плюс.

Все-таки, вы согласны с тем, что некоторое смягчение саунда на "Химере" присутствует?

Это не специально произошло, наверное, такое было состояние души, а может быть, мы просто повзрослели. "Генератор зла" был пожестче, "Химера" - помягче.. На последнем альбоме, я считаю, есть очень достойные песни, например, "Штиль", хотя не я ее написал.

Эксперименты с симфоническим оркестром - это творческий поиск или дань моде?

Я тоже сначала был против - Metallica, Scorpions уже делали подобные вещи. Но потом эта идея меня захватила. Хотя, конечно, делать весь концерт с оркестром - это перебор. Одни песни, действительно, обогатились новыми красками, другие же проиграли, появилась ненужная мягкость. А несколько номеров с оркестром, как на прошлогоднем "Нашествии" - это здорово!


Приходилось слышать, что одной из причин разногласий стали тексты…

Да, и это тоже. Во-первых, мне не очень понравились стихи Саши Елина, это был возврат к 86-му году, когда он писал такие плакатные вещи, как "Воля и разум", "Игры не для нас", "Здесь куют металл". Тогда это было весело и смешно, а сейчас тексты про героин и гексаген (как в "Химере") уже не слушаются. Во-вторых, все эти вампиры - это уже так достало…

Вы устали от всей этой мистики?

Ну, она в разумных пределах была, эта мистика. Тексты Пушкиной мне вообще нравятся. Были у нее перегибы с "Антихристом"  в свое время, хотя тогда это казалось нормальным. Но публика воспринимает все не так, как было задумано. В песне дается взгляд Антихриста на отношения с Христом, но если я пою от первого лица, меня самого начинают называть Антихристом! Спустя какое-то время я понял - происходит что-то не то. Надо критически относится к тому, что делаешь.

Вообще, круг тем, которые затрагивают металлические группы, достаточно ограничен. О чем петь?

Да, это большая проблема. Если нечего сказать, то лучше вообще не петь. Можно, конечно, вытаскивать на свет свои переживания, но, по-моему, мы все, что можно вытащить на свет, уже вытащили. Надо искать какие-то новые темы, которые были бы интересны и небанальны. Может быть, обращаться к литературе. По-моему, вообще сейчас существует определенный кризис, и не только в роке, но и в популярной музыке. Неслучайно вместо того, чтобы петь новые песни, молодежь исполняет в основном кавер-версии.

Ваша аудитория - она и вырастает с вами, и молодеет. Чувствуете ли вы ответственность за нее?

Да. Ведь то, чем мы занимаемся, прямо или косвенно влияет на формирование личности наших поклонников. Мы всегда стремились создавать позитивный настрой. Хотя пели мы больше про себя и про то время, в которое росли. Не знаю, почему
эта музыка стала близка современному поколению, меня этого самого поразило. Может быть, потому, что мы все делали откровенно. А к поклонникам я стараюсь относиться, как к своим детям, и уважать их. Они часто появляются возле моего дома, иногда удается поговорить. Меня пугает то, что они подвержены влиянию всего этого дьяволизма, усматривают в наших текстах сатанинские нотки, проявляют неоправданную агрессию… Мне просто страшно становится. Хочется их наставить, хотя я не считаю себя гуру или учителем. Мы можем им помочь своей музыкой, которую я считаю все-таки оптимистической, а не пессимистической. Мы никогда не несли агрессию.

Но и в середине 80-х на концертах "Арии" устраивались погромы…

Это да. Но тогда это была часть шоу, так как у нас была такая "протестная" музыка, мы якобы боролись с режимом, расшатывали строй, коммунистическую идеологию и прочее, и прочее. Хотя я себя не считаю борцом, я просто всегда делал то, что мне нравится.

Кто будет писать тексты для проекта "Кипелов"?

Маргарита Пушкина. Можно попробовать самому, если получится. Может быть, Маврик (Сергей Маврин - Е.С.) поможет, потому что у него опыт такой есть - для своего последнего сольного альбома он написал несколько текстов. Кстати, работу в группе "Кипелов" он продолжит параллельно с сольным проектом.

Долго ли вы думали над кандидатурой гитариста для "Кипелова"?

Нет. Кандидатура Сергея Маврина вообще регулярно всплывала. Поскольку у нас коллектив отличался революционными порывами, постоянно кого-то хотели уволить, кого-то заменить - это на протяжении всего существования происходило. Кандидатура Маврина всплывала и у нас, и у них - я имею в виду ту половину, которая сейчас называется "Химера". Не знаю, что сыграло свою роль - может быть то, что мы с Сергеем в 1997 году записали совместный альбом "Смутное время" (проект назывался "Кипелов-Маврин"), да и вообще контакт не теряли, даже после истории 95-го года, когда он ушел из группы. Я тогда тоже не то чтобы уходил - меня убирали, из-за этого весь конфликт и возник.

Насколько я знаю, он возник на финансовой почве…

Нет, это все ерунда. Насчет финансов у нас никогда не возникало разногласий. Все это, как правило, личные амбиции и ничего более.

Ну хорошо, а кандидатура басиста?

Год назад, примерно в это же время, мы с Сергеем Мавриным задумались над тем, чтобы сделать клубный проект. Тогда и мыслей не было о том, что группа "Ария" развалится - просто обидно было, что песни со "Смутного времени" нигде не звучат. Репетировали мы как раз с бас-гитаристом Маврина Алексеем Харьковым. Мне он тогда уже понравился. Мне уже 44, ему 20 с небольшим, а свежая кровь нужна. Любопытно поработать с молодым музыкантом.

Насколько проект "Кипелов" по музыке будет отличаться от "Арии"?

Каких-то радикальных шагов мы делать не будем. Меня музыка в "Арии" вполне устраивала, пусть в ней не было особых изысков и новизны. Это даже не назовешь "хэви-метал" - стоит употребить более широкое понятие, например, хард-н-хэви. Главное, чтобы в музыке осталась хорошая красивая мелодия и достойный текст. А как это будет оформлено - жестче или мягче - не особо меня волнует.

Какие вещи из репертуара "Арии" будут исполняться "Кипеловым"?

Те, что по авторству принадлежат либо мне, либо Терентьеву, либо Маврину, восемь лет отработавшему в "Арии". Наверняка какие-то вещи мы возьмем из "Смутного времени". Хотелось бы параллельно начать запись новых песен. Но поначалу мы все-таки будем готовить концертную программу, а потом уже делать альбом. Решили поставить телегу впереди лошади. Я вообще не очень люблю работать в студии.

Почему?

Наверное, не хватает "живой" энергетики. И потом, я люблю приходить на студию подготовленным, уже зная четко текст, а у нас запись альбомов всегда происходила в спешке, времени поразмыслить не хватало, тексты менялись в последний момент… Я больше люблю работать на концерте. Особенно когда я уже знаю, какие эмоции надо вложить в песню, а над словами уже не думаю.

"Арию" достаточно часто сравнивают с Iron Maiden, но присущая "Арии" мелодичность исходит, скорее, из русских корней…

Такие сравнения - не секрет. На первых порах мы не изобретали велосипеда, надо было чему-то у кого-то научиться. Нашими
учителями были не только Iron Maiden - я бы еще добавил сюда Judas Priest, и Оззи Осборна, и Accept, и Дио. Плюс еще музыка 70-х - Led Zeppelin, Deep Purple… Вообще мы пытались в своем творчестве объединить лучшее, что было в металлических группах того времени. Но потом появился свой стиль. А в отношении мелодичности - русское-то в нас сидит, никуда не денешься.

Насколько для вас как для вокалиста был в свое время труден переход из ВИА "Лейся, песня" в "Арию"?

В "Лейся, песня" я просто нарабатывал опыт, давая по 60-80 концертов в месяц, учился петь в группе. Нас было четыре освобожденных певца, в том числе Коля Расторгуев (ныне "Любэ"). Но увлекался я другой музыкой, слушал хард-рок, джаз-рок, фьюжн. Помимо "Лейся, песня" я иногда пел на танцах. И когда я пришел в "Арию", я уже был подготовлен к работе на профессиональной сцене. Я не боялся выходить к публике, хотя тут уже не было возможности спрятаться за чью-то спину, из вокалистов я был один.

А когда вы вообще почувствовали себя вокалистом?

По большому счету я почувствовал, что могу что-то, как вокалист, уже в "Арии". И не с первого альбома, а где-то
с четвертого-пятого. У меня все время были сомнения - а тем ли я занимаюсь. Много что не нравилось именно в себе. У меня были какие-то образцы, на которые я хотел походить - Нодди Холдер из Slade, Джон Фогерти из Creedence. В их голосах есть
такая хрипотца, которой мне очень не хватало. Но, к сожалению, по-русски петь так сложно, не получается так форсировать. Вообще, многие западные стили сами по себе хороши, но не очень подходят под русский язык. Я, например, в свое время
очень любил Жанну Бичевскую, даже дочь в честь нее назвал, но когда Бичевская начала перебирать с мелизмами и в ее казачьем пении появился эдакий американизм, меня это стало сильно раздражать.

А сами романсы для души исполняете?

В узком кругу - да. Также люблю то, что называют модным словом "шансон". Проще говоря, блатные песни моей юности. В свое время я очень любил Аркадия Северного. Мне это тоже не чуждо.

Какие воспоминания остались у вас о работе с Rage и U.D.O.?

Очень хорошие. Правда, с Rage были небольшие разногласия из-за времени выступления (мы играли после них). А что касается
U.D.O. - замечательные люди, они очень стойко переносили все тяготы гастрольной жизни, никаких "звездных болезней" и задирания носа.

Какой альбом "Арии" у вас самый любимый?

"Кровь за кровь".
Во время его записи в коллективе была самая нормальная дружеская атмосфера. Он писался на едином дыхании, было вдохновение.

С каким чувством вы смотрите в будущее?

Я думаю, все будет нормально. Все в наших руках. Насколько мы себя проявим, насколько мы окажемся стойкими ко всякому негативу, настолько и будет достойным наш проект.

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017