Суббота, 21.10.2017, 11:33



-- Валерий, вы стремились стать "металлическим" вокалистом?

-- Честно говоря, нет, хотя я всегда хотел петь настоящий, энергичный рок. Все начинали с The Beatles, Элвиса Пресли, а я -- с Creadence, Slade. Маккаферти из Nazareth -- тоже чтимый мною вокалист… Это пение на связках, горловое. Я очень уважаю Николая Носкова за то, что он -- один из немногих наших певцов -- умеет это делать. И всегда из-за этого завидовал ему - по-хорошему: мы друзья.

-- А как вы попали в "Арию"?

-- Я в нее, строго говоря не попадал: просто "Арией" стала группа, в которой я работал. Дело было так. До 1985 года я был в ВИА "Лейся, песня".

-- Вместе с Николаем Расторгуевым, ныне лидером "Любэ"?

-- Совершенно верно. Но это ВИА в 1985 году не сдало программу Министерству культуры… Я и Расторгуев искали работу, и в один прекрасный день мне позвонил Векштейн: полагаю, с подачи техников, которые еще раньше перешли из нашего ВИА в "Поющие сердца". Мы пришли к Векштейну вдвоем с Николаем, кстати: как ходили еще на несколько прослушиваний до этого - друзья же должны выручать друг друга. Но Векштейн сказал: "Мне нужен один вокалист, а не два", и взял в конце концов меня…

В то время на базе ВИА "Поющие сердца" уже существовала группа молодых музыкантов - без названия: бас-гитарист Грановский, барабанщик Львов, клавишник Покровский и гитарист Сергей Потемкин. До меня в этой группе пел вышеупомянутый Николай Носков.

-- А Холстинина не было?

-- Володя Холстинин пришел на прослушивание через неделю после меня по рекомендации Грановского. 

-- То есть вы точно так же можете считать себя основателем группы "Ария", что и Холстинин?

-- Я стоял у истоков образования и был вокалистом на протяжении 17 лет. Наверное, не мне решать, основатель я или нет. Каждый из нас внес определенный вклад в образование "Арии". 

-- У группы был тяжелый период - первая половина 90-х, когда большинство ваших коллег ушли из музыки или уехали из страны. Почему выжила "Ария"? Было стремление работать, во что бы то ни стало?

-- Да. Сейчас может быть оно подулетучилось. Но тогда оно было. Мы подрабатывали кто где: я -- сторожем, Холстинин занимался частным извозом. Иногда давали какие-то концерты.

-- В клубах?

-- Нет, клубы были с 1995 года. В домах культуры каких-то небольших… Но были и редкие удачи - в Волгограде, помню, в 1992-м или 1993-м собрали полный дворец спорта, нас там еще помнили. Тогда только вышли пластинки "Кровь за кровь" в Прибалтике. Нам выдали гонорар за запись этими пластинками, а мы уже сами их реализовывали. Вот в Волгограде продали рекордное количество.

-- На каком альюоме "Арии" вы, с вашей собственной точки зрения, лучше поете? "Кровь за кровь" или "Генератор зла"?

-- "Кровь за кровь" мне больше нравится как альбом в целом, но на "Генераторе", я думаю, более грамотно, зрело спел. Многое мне нравится и на "Химере", и на других альбомах…


-- Вы согласны с тем, что "Химера" слабый альбом?

-- Нет. Он не слабый - он разношерстный. Записан хуже чем "Генератор" -- по качеству записи и в силу того, что готовился в нервной обстановке. Сначала у Холстинина и Дубинина был конфликт, потом происходило выяснение отношений по поводу текстов Александра Елина… И, главное, каждый занимался своей песней. Если раньше мы над всеми вещами работали вместе, то именно на "Химере" это ушло почти полностью. Группы фактически не стало.

Мне, должен сказать, все равно, чьи песни петь - свои или чужие: если песня хорошая - мелодия, текст -- я к ней отношусь с любовью.

-- Насколько я знаю, 1 ноября вы должны дать ответ, остаетесь вы в "Арии" или уходите из группы?

-- Да, но я хотел бы сказать несколько слов о последних переговорах. Пригласили одного меня - ни Терентьева, ни Манякина не посчитали нужным: они, мол, отрезанные ломти. Мне это не очень нравится - я всегда считал, что нужно собраться всей группой и честно поговорить, выяснить наши отношения.  

 Это первое. Второе. Между нами до последнего времени было соглашение, что ни одна из групп не берет название "Ария". Их название проекта -  "Химера" -- это же не я придумал, это прямо вытекало из наших договоренностей…  

Теперь меня ставят перед фактом, что есть группа "Ария", и я должен определиться, работаю в ней или нет. Но ведь наши поклонники прекрасно понимают, что ни мы, ни они - не "Ария". Та сторона этого понять, к сожалению, не хочет.

-- Что вы ответите 1 ноября?

-- Я решаю для себя этот вопрос. Но - еще раз - сделано все неправильно. Нужно было спокойно, всей группой "Ария" собраться и обсудить  сложившуюся ситуации. Которая, кстати, возникла не сейчас. Я считаю, что творчество может быть только между людьми, которые друг друга понимают.

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017