Пятница, 24.11.2017, 10:33



Алиев Павел

 Шаг из реальности

  

 - Второй случай за неделю, между прочим. И опять никаких следов. Ни малейших. Ни клочочка. Ни-че-го.

  - Да перестань ты, Стёп, - досадливо поморщился Деревянко, стуча по кнопкам своего телефона со скоростью Михаэля Шумахера. – ну какая тут связь? Сам посуди: первые три лица вообще неизвестно кто такие, хоть и студенты – может приезжие, может бездомные, – ну пропали и пропали. Их ведь и вообще могло не быть – тут по поддельным документам чуть не полгорода живёт. А вторые…

  - Вот именно! – перебил Стёпа, а точнее, Степан Логинов капитана. Вторая история вообще запутанная. Встречался я вчера с их главным менеджером. Белый весь – то ли от страха, то ли от злости.

  - А чего ему злиться-то?

  - Ну, как же, фирма убытки понесла. Никто теперь с его конторой и связываться не хочет.

  - Глупости какие-то!

  - Глупости не глупости, Михаил Анатольевич, а он мне рассказал, как всё было. Значит, вечером, часов в шесть остались эти двое поработать подольше – так они сказали сослуживцам. Какой-то проект доделывали срочный. Ну, остались они одни. Может в пасьянс играли, может в стрелялки какие. А может и правда проект свой варганили. В общем, тревогу первым забил охранник около девяти вечера, потому как они кабинет изнутри закрыли зачем-то. Охранник подошел, послушал – за дверью тишина. Только кулеры у компьютеров шумят. Позвонил главному менеджеру. Главный сначала разозлился на охранника, потом удивился, набрал ребят – те не отвечают. Менеджер тогда приказал охраннику ждать, а сам руки в ноги и в офис – вдруг чего. Пришел, да ещё и прихватил с собой зама. Пошли вскрывать с охранником дверь. Вскрыли. Заходят. Ни-ко-го. Пусто. Компьютеры включены – мигают два экрана синим цветом. И никаких наших клерков. Вызвали полицию, те протокол составили что так, мол, и так, пропали двое офисных служащих. Потом забрали два компьютера и всё, ушли без лишних слов. Сначала прокуратура хотела уголовное дело возбуждать, а теперь его нам передают, в отдел по борьбе с преступлениями в киберпространстве. Чего уж там намудрили наверху – неизвестно. Но прокуратура теперь это дело как черт ладана сторонится.

  - Ох и мастер ты языком молоть,- рассмеялся Деревянко. Да сидят твои клерки сейчас где-нибудь в ресторане за бугром и пьют шампанское за счёт своего менеджера. А ты – «преступление в киберпространстве». Всё и преступление – украли базу данных фирмы, продали её налево, обчистили ещё и сейф – и баста. А нам теперь расхлебывать эту кашу.

  Михаил начинал уже горячиться. И дело было не столько в его вспыльчивом характере, сколько именно в этом самом загадочном преступлении. Раскрываемость в отделе была, мягко говоря, не стопроцентной, высшие чины неодобрительно косились – новый департамент, в котором специалисты по высоким технологиям рука об руку работали с профессионалами по «тяжелым» преступлениям, не успев развернуть работу, погряз в проблемах. Вчера зам начальника отдела устроил разнос за плохой контроль над Интернет-кражами из виртуальных кошельков. В начале прошлой недели была взломана база данных центральной больницы – и пока ни малейшей зацепки. А теперь ещё и эти дурацкие клерки. «Не решим проблему – уволят к майским» - подумал Михаил. И чуть не сломал пополам карандаш. Степа ещё этот. Ему-то что – свежеиспеченный выпускник факультета виртуальной безопасности, с неплохими знаниями по информатике и с почти нулевыми по юриспруденции, всегда лез куда-то и только мешал. Деревянко, как опытного полицейского, это злило. Но Деревянко почти не пользовался компьютером – умел лишь запустить Word и проверить почту. Поэтому Михаил и нервничал – могли и правда уволить именно его.

  - Михаил Анатольевич, когда мы этим делом займемся?

  - Скорее всего, в пятницу. А может в следующий понедельник. Вот с больницей разберемся, - начал было рассуждать капитан. – И всё-таки экономика тут банальная, никакой киберпреступности. Сейф открыли и всё.

  - Я в этом не уверен.

  - Это почему же?

  - Читал сегодня протокол осмотра офиса. Там черным по белому написано: «В кабинете не обнаружено ни служащих, ни их тел с признаками насилия. Следов крови также не обнаружено». Сейф и шкаф с документами были закрыты, ничего не тронуто, на столе – недопитая бутылка минеральной воды. Окна были заперты. Вот.

  Деревянко на минуту крепко задумался. Замолчал и Логинов. Глупая история, которую навязали отделу.

  - Стёп, вот ты мне скажи – почему это дело нам поручили? Да потому что никто и связываться не хочет! Уголовный розыск пришел, сунулся, понял, что ловить нечего и нам сплавил, раз там компьютеры стояли. А мы теперь кумекай.

  - Михаил Анатольевич, а ведь правда – компьютеры эти… дело-то из-за них нам дали. Угро их нам вручило, просят разобраться, посмотреть.

  - Вот и разбирайся давай. Может чего и найдешь, как это… админ бородатый, вот,– снашмешничал Деревянко. А я пойду к начальнику и выложу ему всё начистоту. Пусть сами с этими пропавшими разбираются. Кстати, что там с первым случаем, ну с этими тремя горе-студентами-нелегалами?

  - Ездил туда Рафик на квартиру. Допросил соседей, дворника. Они в один голос – зашли в комнату с полицейскими – ноутбук на столе, выключился из-за полной разрядки батареи. В комнате никого. Все вещи на месте, аккуратно, чисто. Только людей нет.

  - Прямо чудеса… если бы ещё в них поверить, - съязвил Деревянко.

  Степан хотел было парировать, но передумал.

  - Ладно, хватит пустых разговоров, - прервал сам себя Михаил, - в общем, тебе задание – узнай подробности исчезновения этих служащих и попытайся добыть информацию о пропавших студентах. Поищи по больницам, моргам, клиникам, подними списки по соседним районам, покопай сводки. А я тем временем с начальством поговорю.

  - Слушаюсь, товарищ капитан. – Логинов вылетел чуть не пулей.

  «Ну-ну, - подумал Деревянко, - давай рыскай, стажер. А я попробую выведать что-нибудь у начальника отдела».

  Но начальник отдела так толком ничего и не объяснил. Ходил кругами, так мол и эдак. Тебя, Деревянко, как опытного сотрудника назначили дело вести, а Логинов - парень с мозгами, в компьютерах этих разберется. Ни грамма новых доводов. Чем больше думал Михаил, тем больше убеждался, что дело, которое он сперва поднял на смех, действительно выглядит очень сомнительно и совершенно неправдоподобно. В общем, никаких перспектив. Степан вряд ли что-либо найдёт, да и не в компьютерах дело. Пока ходил к начальнику, пока обдумывал услышанное, подошло время обеда. Деревянко уже собрался было в столовую, как вдруг в комнату влетел взмыленный и заполошный Логинов.

  - Михаил Анатольевич, тут такое дело!

  - Чего там у тебя? – настороженно спросил майор.

  - Пропал пенсионер в соседнем квартале. Сегодня утром. Первой забила тревогу сотрудница Пенсионного фонда – он пенсию должен был получить. Час назад дверь вскрыла полиция – в квартире никого, всё на месте, окна закрыты, тела не обнаружили. Только компьютер включен был. С синим экраном.

  Михаилу показалось на секунду, что дневной свет слегка померк.

  Дело становилось действительно нешуточным.

  - Я думаю, запроса ждать не будем. Все три случая объединим в одно дело. Выезжаем на место последнего преступления. Немедленно, – веско сказал Деревянко. Взволнованный Стёпа лишь молча кивнул головой.

  В квартире их не очень-то и ждали. Соседка того самого пенсионера кинула недоверчивый взгляд на эмблему сетевой полиции – синий компьютер в красном треугольнике, но когда узнала, кто они, обрушила шквал информации на Деревянко. Выяснилось, что мужчина был вполне адекватный, не пил, не курил, не шумел, мусор под окнами не оставлял, за квартиру платил, даже в гости иногда наведывался. А интересовался на старости лет техникой. То, что компьютер был неплох, Стёпа понял сразу. Вот только реанимировать его не удалось. Синий дисплей перезагружаться не хотел, не реагировал ни на какие комбинации клавиш и исчез лишь после того, как Стёпа выдернул шнур из розетки.

  - Ну что? – деловито спросил Деревянко у своего напарника.

  - Ничего, Михаил Анатольевич. Вытащу жесткий диск, попробую его отдельно запустить. Заодно и первые два случая подниму – завтра уже обещали принести технику к нам в офис.

  Монитор тем временем всё ещё мерцавший, хотя прошло минуты три, сменил цвет на нежно-голубой и затем погас. Обратно включаться он не захотел. Степа вздохнул.

  - Не нравится мне это всё, Михаил Анатольевич!

  - Теперь и мне это не нравится. Вот был человек, сидел за компьютером, а потом… - внезапно Деревянко замолчал. Потом чертыхнулся. Потом чуть не опрокинул монитор. Перехватил удивленный взгляд Логинова и сказал: «На экран взгляни».

  Сначала Степан ничего не заметил. Затем увидел несколько отпечатков пальцев на покрытии.

  - Почистить надо его, заляпанный весь.

  - А ты попробуй, - как-то неуверенно сказал Михаил Анатольевич.

  Степа достал салфетку, тщательно протер экран. Подул на него, вытер еще разок. Озадаченно уставился сначала на монитор. Затем на шефа.

  - Они что, с другой стороны монитора что ли? Не может быть… это невозможно! Откуда там отпечатки?

  - я бы тоже хотел это знать, - тихо обронил Деревянко. – так что бери железо, мы идём в лабораторию.

  Лаборатория ответа не дала. И хотя зав. лаборатории что-то долго и путано объяснял, было видно, - он и сам толком не понял, откуда отпечатки по ту сторону дисплея.

  Удалось установить лишь одно – они принадлежали именно пропавшему пенсионеру, так что последняя надежда, что отпечатки оставил кто-то на заводе сборки, улетучилась как дождевое облачко в аравийской пустыни. На предыдущих компьютерах отпечатков не было.

  - Ну и что это может означать, - спросил Деревянко Степана в конце дня, тяжело уставившись в стену напротив, где суетливо вертелась муха, пытаясь чего-то раздобыть.

  - Может, боролся он… с кем-нибудь…

  - С кем? С кем можно бороться по ту сторону экрана? Как он вообще умудрился оставить следы там? Бред… - Михаил Анатольевич хотел было продолжить возмущаться, но потом передумал. – Есть результаты по жестким дискам?

  - Практически нулевые. Жесткий диск ноутбука не загружается, офисные загружаются, но выдают странную заставку, и дальше дело не идёт. Последний загружает кроме странной заставки ещё и один-единственный ярлык на рабочий стол с непонятным значком и надписью «Step into». Но ярлык никуда не ведёт.

  - А что за заставка? – заинтересовался Деревянко

  - Да она странная какая-то, правда. Будто решетка неопределенного цвета и за решеткой – тени размытые. А если разобраться – интересное дело…

  - Что именно?

  - То, что после каждого раза остается больше следов. Как будто последняя жертва, пенсионер боролся с чем-то или кем-то по ту сторону экрана. Или пытался спастись. А первые просто шагнули в никуда, ничего не понимая.

  И тут Михаила Анатольевича осенило.

  - Решетка – это же тюрьма! Ты помнишь о той самой больнице?

  - А что в ней было?

  - Когда взломали базу данных, на прощание на сервере сменили заставку – поставили тюремное окно.

  - Здесь есть связь?

  - Вполне может быть. На прошлой неделе мы вышли на след одного чокнутого, который утверждал, что имел доступ к этой базе на квартире у одного знакомого хакера, в свое время лечившегося от всяческих расстройств.

  - Кто с ним беседовал?

  - Да Рафик поговорил. Только этот чудик как в воду канул в прошлую пятницу. Квартиру снимал у того самого хакера, а потом исчез. Хакера тогда трогать не стали, потому что базы у него не нашли, про того чокнутого он вроде как не слышал, а нажать на него некогда было.

  Степан сосредоточенно молчал. Вертел в руках пустой диск. Потом бросил его на стол и решительно сказал:

  - надо на эту квартиру сетевую опергруппу слать. Как следует посмотреть.

  - а я в этом не уверен. Квартира-то пустая, хакер давно это дело бросил и вообще по нему психушка плачет. Подождём денек-два, должны появиться следы. Потому что ярлык на рабочем столе и похожие заставки – это ещё ничего серьезного.

  По домам разошлись молча, но весь вечер Михаил думал об одном – об это запутанном деле. Внутренний голос говорил ему, что Степан прав – надо обыскать ту самую квартиру странного хакера. Рассудок же утверждал, что лучше всего выждать и подобраться к проблеме поближе. Тем более, впереди был выходной, не хотелось его портить всякими облавами и попытками объяснить жильцам, что всё нормально. Михаил вообще не стремился это дело разбирать – мало что было понятно, зацепок никаких, одни догадки. Плюс он не владел техникой. А напарник, будучи человеком малоопытным, мог один наломать дров, несмотря на свои способности. С другой стороны тянуть тоже не с руки – могли и уволить. Больница ведь висела на сетевом отделе, и подвижек там тоже никаких не было. Михаил откинулся на подушку и уставился в едва различимый потолок. Три года назад он точно так же лежал в той больнице в палате с переломом ноги – неудачный обгон на шоссе, хорошо хоть не на высокой скорости. Права тогда отобрали на целый год, всё изумлялись – как это сетевой полицейский позволил себе быть рассеянным на дороге. А он тогда просто не в себе был. Из-за Кати. В общем, настроение у капитана так и не хотело подниматься, даже несмотря на солидную порцию виски перед сном – попивать он стал после того, как два года назад Катя, качнув бедрами и недовольно скосив брови, ушла к другому. Навсегда. Виски помогали забыться в гулкой и тоскливой ночи, но тут и они не радовали. Проворочавшись полночи, Деревянко хотел уже было заснуть, как вдруг его разбудил звонок. Капитан ругнулся, опрокинул пустой стакан, наощупь нашел телефон и непонимающе уставился на дисплей – звонил Стёпа.

  - Да, Логинов, слушаю, - пробурчал Михаил Анатольевич в трубку. – Что-то стряслось?

  - Сегодня поздно вечером исчезли еще пять человек – глав. врач больницы, медсестра и бизнесмен с женой и сыном. На звонки не отвечают, дома и на работе их нет. Соседи видели, как бизнесмен днем разговаривал со странным типом, по описанию похож на того чокнутого, и говорили они что-то про какие-то файлы. Что будем делать?

  - Звони Рафику, пусть поднимает наших. Едем на квартиру хакера. Немедленно. Пропавшими потом займемся. – Михаил выныривал из полудремы как из липкого тумана. Картина обретала четкость и резкость, трезвела. Теперь точно надо было спешить.

  Собрался он за пять минут. Уходя, кинул взгляд на компьютер (забыл его с пьяных глаз выключить) и заметил, что пришло обновление почтового ящика. Капитан открыл уведомление и увидел новое письмо с незнакомого адреса. Полусонный, спешащий, он торопливо кликнул, намереваясь прочесть, как он думал, всего лишь дурацкую рекламу. И так и не обратил внимания на два слова «Step into» в заголовке. Письмо открылось.

 

  Написано под впечатлением от песен

 

 «Матричный бог» и

  «Путь в никуда»

КОНЦЕРТЫ



Copyright R&S © 2009-2017